Л. С. Хижинский (1896—1972)


Леонид Семенович Хижинский, художник-график, начинал свою деятельность в обстановке повышенного интереса к книжной иллюстрации и станковой гравюре: именно с гравюрой связан расцвет советской иллюстрации в 20-е — 30-е годы.
Хижинскии родился в Киеве. Его художественные вкусы воспитала культура старинного города: древняя монументальная живопись, архитектура, мозаики, росписи Врубеля. И особенно книжная культура Киевской Руси, в которой гравюра занимала ведущее место. Он стремился вместить весь предшествующий опыт культуры в свое творчество, сделать «мастерство подножием искусству».
В 1924 году ленинградские издательства привлекли Л. С. Хижинского к оформлению книг. Это было время, когда художник окончательно выбрал ксилографию, не занимаясь с этих пор ни гравюрой на линолеуме, ни офортом, ни литографией.
Оформление первых книг обнаруживает привязанность художника к романтической литературе («Старинные повести», «Путевые картины» Гейне, «Романтические повести» Одоевского). Они давали возможность изображать увлекательные интриги, напряженные сцены, передавать очарование и поэзию старины. А гравюра на дереве позволяла облекать фантазию в совершенную форму: выверенный штрих, чеканность резца таили возможность передавать эмоциональные краски, душевные состояния, настроение того или иного эпизода. Искусство Хижинского ясно, гармонично. В воодушевлении художника столько меры, достоинства — его искусство несет печать классичности.
В 30-е годы художник обратился к русской гравюре XVII—XVIII веков, русским и украинским лубкам, сказкам. Его буквально гипнотизировали смачная красочность, неистощимость выдумки, пышная фантазия народного искусства. Он создал гравюры к сказкам О. Озаровской, русским народным сказкам, загадкам М. Рыбниковой. Характер гравюр имеет много общего со старинным русским лубком: они смешны и нравоучительны, в них — безудержное веселье и мораль, занимательность и серьезность, наконец, предельная условность формы и подробнейшая детальность изображения. Хижинскому как оформителю книг свойственны чистота стиля, единство художественных средств. В оформлении сказок О. Озаровской, кроме лубка, художник использовал и элементы пряничных досок, русской набойки. Несколько цветных гравюр увеличивали нарядность книги, сообщая ей веселое и озорное настроение.
Немало места в творчестве Хижинского занимает пейзаж. Он любил рисовать с натуры — подробно, пристально, с любовью. В серии гравюр «Пушкинские места» художник достиг монументальной точности и поэтичности, навеянной лирикой поэта. В гравюрах, посвященных Михайловскому и Тригорскому — эти места одухотворил Пушкин,— зрителю передаются душевное ликование и трепет чувств, которые пережил сам художник: штрих гравюр то быстрый, стремительный, то плавный, ласковый.
Мастерство Хижинского особенно полно проявилось в работе над повестью А. Виноградова «Потерянная перчатка». Здесь творческая зрелость соединилась с темой прошлого, которую художник определил как «свою». Графические средства, их богатейшая, в руках мастера, палитра приблизили к нам исторические события, высветили их из глубины времен. Суровые ритмы, контрасты штрихов, мрачноватая игра света и тьмы воссоздают скорбную атмосферу дней, проведенных в Москве военным комиссаром наполеоновской армии Анри Бейлем, впоследствии знаменитым французским писателем Стендалем.
Циклы гравюр к комедиям Карло Гольдони и «Хронике Карла IX» Проспера Мериме представляют собой блистательный итог искусства художника (1950—1960-е годы) . Пленительный мир театральных произведений Гольдони и благородная простота прозы Мериме нашли адекватное изобразительное решение. В них есть особая сдержанность, достоинство мастера, та «неслыханная простота», по выражению Б. Пастернака, к которой приходит в конце пути требовательный к себе художник.

Источник: "Художественный календарь 100 памятных дат", М., изд-во "Советский художник"


При цитировании гиперссылка обязательна.