К. Лоррен (1600—1682)


В живописи XVII века празднует свой триумф свет. Он волшебно преображает все в картинах Вермеера и Веласкеса, наполняет тайной образы Рембрандта, выхватывает из мрака мощных героев Караваджо. Свет царит и в пейзажах Клода Лоррена — золотистый и ясный свет солнца и разума.
Настоящее имя художника — Клод Желле. Он был выходцем из французской Лотарингии и, подобно своему великому соотечественнику Н. Пуссену, почти всю жизнь провел в Италии, где и получил свое прозвище «лотарингский» — по-французски «лоррен». Пребывание в Италии не помешало Лоррену остаться подлинно французским живописцем, вторым после Пуссена мастером французского классицизма. Вместе с тем оба художника не случайно обрели в Италии свою вторую родину. Рим привлекал их не только как крупнейший художественный центр Европы, в котором, как в горне, выплавлялись главные стили эпохи. Все их искусство питалось живыми образами Италии. Страна величественной и благожелательной к человеку природы, наполненная воспоминаниями об античном прошлом, Италия казалась специально созданной для классицизма с его мечтой о гармонии и антично-ренессансными идеалами. Но если Пуссен сочетал в своих героических образах драматическое и лирическое начала, человека и природу, то Лоррен был чистым лириком и чистым пейзажистом. В его пейзажах всегда царит безмятежный и лучезарный покой, они неизменно звучат на один пасторально-идиллический, или, выражаясь термином Пуссена, «лидийский» лад.
Лоррен приехал в Рим двадцатилетним юношей. Первое время он принимал участие в монументальных росписях итальянского живописца Агостнно Тасси и одновременно изучал классическое искусство и творчество современных мастеров, прежде всего живущего в Риме выдающегося немецкого пейзажиста Адама Эльсхеймера. После непродолжительной поездки на родину он возвращается в Рим (1627) и начинает работать самостоятельно, целиком посвятив себя пейзажному жанру. Поначалу его работы подражательны и перегружены деталями, но постепенно стиль Лоррена приобретает оригинальность и широту дыхания. Решающую роль в его творческом становлении сыграла дружба с Пуссеном, с которым он вместе писал и рисовал виды римской Кампаньи. В 40-е и особенно в 50-е и 60-е годы искусство Лоррена достигает полной зрелости. Почти все его картины, созданные в эти десятилетия, имеют библейский или античный мифологический сюжет, который «разыгрывается» фигурками переднего плана.
Художник не может обойтись без мифологических персонажей, ибо он не просто пишет натурный мотив, но создает возвышенные и универсальные по смыслу образы. (Даже когда он изображает пастухов под деревьями, это не современные крестьяне, а персонажи буколик Вергилия.) Однако его фигурки почти незаметны на фоне величественной и прекрасной природы. Как бы ни называлась картина Лоррена — «Похищение Европы», «Троянские женщины жгут флот» или «Отдых на пути в Египет», — герои художника одинаково грациозны и величаво-спокойны, кажется, их назначение — вносить в природу недостающую «человечность». Подлинные события, реальные и мифологические, происходят среди природы. Перед зрителем открываются широкие панорамы с царственными, поистине «библейскими» деревьями, на фоне холмов и долин, замкнутых на горизонте плавной линией гор; с рощами, стадами, селениями, средневековыми крепостями и неизменными античными руинами (таковы, например, эрмитажные картины Лоррена «Полдень», «Утро» и «Вечер»). Второй характерный тип пейзажей Лоррена — морской; это бухты и гавани с неподвижной или вспененной легким ветром водой, парусниками, лодками, фигурками людей, скалами и стоящими прямо у воды храмами, а иногда изображение бухты сочетается с многоплановыми ландшафтами (эрмитажное «Утро в гавани» или «Похищение Европы» в ГМИИ). Если первый тип пейзажей воспроизводит в основном виды римской Кампаньи, то второй более фантастичен и «сочинен». Впрочем, все работы Лоррена основаны на неустанном изучении и поэтическом созерцании живой природы, и все «сочинены» в соответствии с эстетикой классицизма. Художник дополняет реальный мотив «недостающими» деталями и организует его по законам «золотого сечения». Эта организация натуры лишена, однако, у Лоррена холодной рассудочности, характерной для последующего академизма. Художник XVII века, он обладал еще подлинно универсальных видением, которое органично, «изнутри» преображает частный мотив в подобие разумно устроенного и гармоничного космоса. Отсюда — подлинное величие его «видов», широта их пространства и ритмов. Но главное своеобразие Лоррена — в сочетании величия с мягкостью и романтизмом, с мечтательной, окрашенной в легкие меланхолические тона поэзией. Свой лиризм художник воплощает в основном с помощью света. Свет смягчает твердые и плотные формы и четкие контуры классицистической живописи. Листва у Лоррена трепещет в лучах солнца, окутанные в полумрак скалы с деревьями и замками кажутся таинственно-зыбкими и подлинно сказочными, нежно-сиреневые горы на горизонте становятся родственными светящимся облакам, вода в заливах и реках загорается глубокими синими или изумрудными тонами. Благодаря разному освещению меняются и колорит, и настроение картины, в этом смысле свет — подлинный герой лорреновской живописи. Многие его пейзажи — это поэтические сюиты на тему времен суток, таковы находящиеся в Эрмитаже «Утро в гавани» с его ясным, резким и прохладным утренним светом, погруженный в золотое марево «Полдень» или элегически-угасающий «Вечер».
Замечательная страница творчества Клода — пейзажные рисунки, изображения ландшафтов, рощ или отдельных деревьев, составляющие как бы натурную основу его искусства. В них сохраняется непосредственность восприятия природы, во многом утраченная в живописи. Современному зрителю эти рисунки особенно близки своей обобщенностью, свободой и вдохновенной скорописью стиля. Выполненные бистром, тушью, сангиной или карандашом, они основаны на сочетании четких линий со свободно положенными пятнами краски. Градации черных и белых тонов создают ощущение солнечного света, трепета и дыхания природы, богатства ее жизни. Но сквозь мягкую форму как бы проступают непоколебимые контуры «большого» стиля: в рисунке особенно ясно видна естественная, непреднамеренная масштабность видения Лоррена.
Творчество Клода Лоррена приобрело еще при его жизни необыкновенно широкую популярность. Среди его заказчиков были короли, папы и кардиналы, в том числе знаменитый Ришелье. Художники подражали его стилю, и Лоррену пришлось даже для «защиты авторских прав» создать специальный альбом с графическими воспроизведениями своих работ (так называемый «либер веритатис»).
В историю европейской живописи Лоррен вошел как один из основателей пейзажного жанра. Его образы остаются также примером воплощения вечно манящей человека мечты о гармонии с природой. Недаром именно лорреновское полотно «Атис и Галатея» казалось трагическим героям Достоевского символом утраченного «золотого века».

Источник: "Художественный календарь 100 памятных дат", М., 1967 г., изд-во "Советский художник"