Ш. Добиньи (1817—1878)


Шарль-Франсуа Добиньи принадлежал к младшему поколению барбизонцев — художников, поселившихся в Барбизоне близ Парижа и начавших работать непосредственно с натуры. В их творчестве получили значение простые мотивы, скромные лесные или речные ландшафты, мягкое естественное освещение без каких-либо драматических эффектов. Пленэр — то есть смягчение и высветление тонов на открытом воздухе — был одним из их главных открытий.
Добиньи не внес ничего особенно нового в концепцию пейзажа барбизонцев, но его творчество как бы подводило итог их исканиям. Он был скорее из породы продолжателей, чем новаторов.
В самом выборе профессии он следовал традиции: его отец был пейзажистом, учеником Бертена, дядя — знаменитым миниатюристом. Первоначальное художественное образование Добиньи естественным образом получил в семье — уже в пятнадцатилетнем возрасте он профессионально писал миниатюры на табакерках. Восемнадцати лет Добиньи вдвоем с товарищем совершает традиционную поездку в Италию, которая, однако, не оставила никакого следа в его творчестве. Четыре года в мастерской Гране — хранителя государственного собрания картин — и участие в реставрации произведений старых мастеров помогли молодому человеку овладеть тонкостями техники живописи.
В 1840 году Добиньи поступил в мастерскую Делароша — весьма знаменитого исторического живописца. Но эклектизм мэтра оказал на ученика неожиданное воздействие: Добиньи внезапно отбросил все старания овладеть академической композицией и отдался изучению природы. К этому времени он уже был семейным человеком и для заработка рисовал виньетки по заказам парижских издательств — Кюрмера, Ашетт и других. Это давало художнику возможность по воскресеньям отправляться за город и работать так, как он считал нужным,— другими словами, с натуры. Получение небольшого наследства позволило ему совершить путешествие по Франции и целиком посвятить себя живописи.
Так в 1852 году «начался» Добиньи. Он сформировался несколько поздно, но зато сразу; его ранние работы («Весна», «Берега Уазы» * и др.) отличаются тем, же высоким качеством, что и более зрелые. Текучая вода, цветущие деревья на берегу, мягкие линии равнинного пейзажа — эти простые мотивы неизменны во всем его творчестве.
Художник построил себе лодку-мастерскую и, плавая вдоль берегов Уазы, писал непосредственно с натуры все, что привлекало его в окружающей природе. Правдиво переданные впечатления, тонкий, одновременно достаточно интенсивный цвет придают его пейзажам особую прелесть.
Добиньи не только хороший живописец, но и превосходный график. Его первые опыты в гравюре относятся к 1838 году, за ними последовали гравюры-иллюстрации к «Народным песням Франции» — прелестные виньетки, жизнерадостные, полные света и свежести.
В 1851 году была опубликована «Тетрадь офортов» — лучшая вещь Добиньи-офортиста. Это проникнутые поэзией пейзажи Дофинэ — лесные уголки, тихая вода, заросшие густой травой поляны. Маленькие офорты как-то особенно уютны и интимны, в них чувствуется трепет руки художника, непосредственность его восприятия.
Серия из пятнадцати офортов «Путешествие на лодке» (1862) отличается большей живописностью и обобщенностью.
Ее возникновение совпало с переломом в творчестве художника, с началом нового творческого этапа. В 1861 году Добиньи покидает Париж и поселяется в Овере, где он построил себе дом. Здесь, в сельском уединении, он начал поиски нового живописного стиля. Привычные мотивы обрели простор и величие. Художник начал стремиться к обобщению, к цельности и простоте впечатления, отбрасывая мелкие детали, так восхищавшие публику в его ранних работах. В пейзажах появились страсть, драматизм. Даже самые мотивы изменились — Добиньи придает им более эффектную окраску, изображает берег моря, восход луны, закат. Целью его было суммировать свои впечатления; он жертвует некоторой точностью, чтобы полнее передать вечно изменяющуюся природу. В этом отношении Добиньи может считаться одним из предшественников импрессионизма, тем более что, в отличие от других барбизонцев, он никогда не изменял работе непосредственно на открытом воздухе.
С импрессионистами его связывала взаимная симпатия. Будучи членом жюри Салона, Добиньи вел поистине героические сражения, отстаивая каждую картину Моне и других художников. А когда в 1870 году картины Моне все же были отвергнуты, старый художник отказался участвовать в работе жюри. «Раз мне понравилась эта картина,— говорил он,— я не могу позволить, чтобы не признали мое мнение. Равносильно сказать мне, что я не знаю своего дела>.
Тяжелые дни франко-прусской войны Добиньи провел в Лондоне, куда вскоре приехали Писсарро, Моне и торговец картинами Дюран-Рюэль. Тронутый бедственным положением Моне, Добиньи горячо рекомендовал его Дюран-Рюэлю и добился покупки нескольких его картин. Импрессионисты, в свою очередь, высоко ценили творчество Добиньи и всячески выражали ему свою привязанность.

Источник: "Художественный календарь 100 памятных дат", М., 1967 г., изд-во "Советский художник"