B. Жук, Б. Массальский. Подумайте об этом, товарищи художники!


Сб. статей "Искусство принадлежит народу"
Изд-во "Советская Россия", М., 1963 г.
Приведено с некоторыми сокращениями.
OCR Artvek.Ru


Мы не будем повторять старые добрые истины о том, что-де искусство дает глубокие познания жизни во всех ее проявлениях, обогащает духовный мир человека и т. п. Все это, конечно, правильно. А сейчас хочется сказать несколько слов о непосредственном воздействии произведений искусства на человека.
Когда мы рассматриваем картину, скульптуру, слушаем музыку, то первое чувство, которое возникает, это восхищение мастерством исполнителя. Под мастерством мы подразумеваем не форму, не ремесленные приемы, а силу воздействия на зрителя, слушателя.
Мы считаем, что художник умеет видеть прекрасное в том, мимо чего мы ежедневно проходим, часто даже не обращая внимания на то, сколько вокруг нас красоты. А художник (под этим словом мы подразумеваем и композитора, и писателя, и артиста) в меру своих сил и способностей останавливает наше внимание на том, что, по его мнению, достойно быть замечено людьми.
В «произведениях» абстракционистов при всей снисходительности и терпимости к ним нельзя обнаружить ни жизненной правды, ни, тем более, красоты. Единственное чувство, которое возникает под воздействием полотен, оскверненных выкрутасами абстракционистов, — это чувство опасения за умственные способности автора полотна.
Мы работаем на автозаводе имени Лихачева, среди рабочих, сами рабочие. Ни мы сами, ни окружающие нас не считаем, что «искусство», подобное абстрактному, нужно, полезно или хотя бы понятно народу.
Нам близко, понятно, вызывает у нас чувство восхищения и удовлетворения творчество Сурикова, Репина, Врубеля, Левитана, Коржева, Пластова, Пророкова, Нисского.
Конечно, Америки мы здесь не открыли: ведь полотна этих мастеров близки и понятны всем. Но в том-то и сила этих мастеров. Ведь их труды адресовались народу и поэтому понятны и приняты народом. По собственным наблюдениям можем сказать, что перед картинами этих мастеров собирается гораздо больше зрителей, чем перед другими полотнами на всевозможных выставках.
Кстати о выставках.
Недавно закрывшаяся выставка работ, выдвинутых на соискание Ленинских премий за 1962 год, явилась триумфом (это не только наше мнение) Павла Дмитриевича Корина. Жаль только, что, согласно традиции, подобные выставки устраиваются в Академии художеств, которая не в состоянии вместить всех желающих посмотреть выставленные работы.
Мы трижды были на этой выставке и трижды выстаивали долгую очередь на улице. Может быть, настало время устраивать выставки в Манеже или Третьяковке? И, честное слово, стоит выставки художников рекламировать более широко.
Делу ознакомления широких слоев населения с произведениями живописи могут служить репродукции. Ведь они в виде открыток, цветных вкладок журналов доходят до самых отдаленных уголков нашей страны, попадают и в другие страны мира. Но, к сожалению, качество репродукций невысоко.
Да и самих их все еще мало. Попробуйте, например, купить открытки с репродукциями картин Врубеля. Вы не найдете их даже в Третьяковке. Можно ли их тогда найти в так называемой глубинке? Почему бы не продавать репродукции в каждом газетном киоске? Пусть открытки будут не только «поздравляю с праздником», пусть они дают возможность иметь каждому у себя репродукцию картины любимого классика или современного художника. Но, повторяем, все это хорошо только при условии, что качество репродукций возрастет.
А ведь какую неоценимую помощь оказывали бы репродукции в деле воспитания самодеятельных и начинающих художников! Что греха таить, самодеятельные художники часто еще предоставлены самим себе.
Товарищи мастера, милости просим к нам в студию, изокружки. творческие объединения. У наших мольбертов покажите, что нам следует развивать, а от чего отказаться и почему нужно поступать так, а не иначе.
И еще один вопрос. Работаем мы на заводе, учимся в заводской изостудии и выставки устраиваем на своем заводе. А что делают другие московские студии? На каком уровне подготовки их ученики? Этого мы не знаем. А кто знает? Знают только сами авторы-студийцы, ибо нигде и ни разу не было такой, скажем, вывески: «Выставка работ московских самодеятельных художников».
Правда, нечто подобное бывает перед городскими, республиканскими и всесоюзными смотрами. Но ведь этого мало. Мы хотим, чтобы у нас во Дворце культуры ЗИЛ выставлялись полотна рабочих «Динамо», Шарикоподшипникового и других заводов и фабрик Москвы, а наши работы, в свою очередь, были бы показаны на других предприятиях Москвы и Подмосковья.
И пусть эти выставки посещают также и те, на чьи выставки мы ходим сейчас. Ни нам, ни профессиональным художникам от этого хуже не будет.

Продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.