C. Сартаков. Нет «третьей» идеологии!


Сб. статей "Искусство принадлежит народу"
Изд-во "Советская Россия", М., 1963 г.
Приведено с некоторыми сокращениями.
OCR Artvek.Ru


Ответственность художника, писателя перед народом... Предельно простые, ясные и возвышающие душу слова.
Перед народом! — как он ни многолик, ни многообразен в своих делах, стремлениях и вкусах. Перед советским народом! — едином в своих делах, стремлениях и — в конечном счете — вкусах.
Художник, писатель своим творчеством могут не потрафить одному, другому, десятку, сотне, тысяче людей. Беда, но еще не такая большая. А вот если он не потрафит всему народу, — нет большей беды для него, нет большего бесчестья.
И какое же счастье знать, что творческий труд твой оказался полезен народу, принят народом! Хотя, быть может, у одного, другого, десятка, сотни или даже тысячи людей губы кривятся в злой, пренебрежительной усмешке. Ты совестью своей отвечаешь не перед этими отдельными гурманами, ты отвечаешь перед миллионами, для которых картина художника, книга писателя, художественный фильм — хлеб духовный. Ты отвечаешь перед народом, перед массами, которым ты своим творческим трудом делаешь жизнь либо радостнее, краше, либо скучнее, тоскливее; которых ты либо зовешь в светлые дали, либо тянешь в глухие потемки; у которых ты вызываешь либо благородный гнев против всяческой неправды и гнили, либо поощряешь сердитое, но бездейственное брюзжание обывателя, не видящего ничего дальше своего носа.
Лист бумаги, испещренный печатными знаками, может повести человека к бессмертному подвигу и может свести его до уровня животного. Такова сила художественного слова. Перо писателя — не простое изделие треста школьно-письменных принадлежностей, перо писателя — магический жезл, при помощи которого можно свершать самые удивительные преобразования души человеческой.
Об этой твоей, ответственности перед народом все время вспоминалось в минувшие недавно дни, когда в Кремле под сводами светлого Свердловского зала звучали выступления Никиты Сергеевича Хрущева, Л. Ф. Ильичева, речи писателей, художников, композиторов, товарищей по творческому труду. Не раз произносились там имена и вдохновляющие слова великих наших предшественников, слова, знаменующие преемственность поколений, непрерывность восходящей линии в развитии передовой культуры, передовой общественной мысли. Ответным эхом возникали в памяти гордые строчки стихов В. Маяковского:
Моя
фамилия
в поэтической рубрике.
Радуюсь я —
это
мой труд
вливается
в труд
моей республики.
Неразрушимое единство сердец царило в эти дни: обсуждались важнейшие проблемы современного состояния советской литературы и искусства.
Это не исключало и резкие, принципиальные споры, строгую критику ошибок и творческих неудач отдельных товарищей, критику строгую, но доброжелательную, созвучную нашему времени. Было: кое-кто пытался сблизить, примирить социалистический реализм с формализмом под видом поисков нового, некоторые даже поговаривали о «плохом» и «хорошем» абстракционизме. Но это были нелепые и наивные объяснения. Немногочисленные поборники «левого» искусства сдались, подняли руки, открыто заявили о своих эстетических заблуждениях, основанных порой лишь на самолюбивом желании выделиться.
Хорошо это! Не будет поля для борьбы «различных эстетических направлений». Останутся действительные творческие споры — без споров в нашем деле никак нельзя! — так пусть они будут развиваться на высоких и общих для всех нас, проверенных жизнью принципах социалистического реализма. Тем энергичнее сможет тогда стать священная война с чрезвычайно опасным врагом, с нахально и упорно пробивающейся к нам извне ущербной, сумеречной идеологией Запада, стремящейся, подобно клопу, незаметно пробраться в любую щель, чтобы расплодить там свое поганое потомство и заставить людей даже в новом прекрасном доме беспокойно спать по ночам.
В этой борьбе ни копромиссов, ни поисков «среднего», какой-то промежуточной «третьей идеологии», равно приемлемой и для социалистического, и для капиталистического мира, быть не может. Тут уже, как говорится, борьба не на живот, а на смерть. Ни одного шагу назад!
Советские писатели, художники всегда сознавали свою ответственность перед народом. Теперь, после знаменательных бесед с руководителями партии и правительства, чувствуешь эту ответственность еще острее.

Продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.