П. Бровка. Свет правды


Сб. статей "Искусство принадлежит народу"
Изд-во "Советская Россия", М., 1963 г.
Приведено с некоторыми сокращениями.
OCR Artvek.Ru


В чем она сейчас, главная забота советского писателя? Работать так, чтобы успехи наши были еще большими.
В этом я вижу суть всех бесед, которые так заинтересованно и дружелюбно ведут с нами руководители партии и правительства, суть тех искренних, сердечных пожеланий, с которыми от имени партии и народа обращается к нам Н. С. Хрущев.
Работники советской литературы и искусства извлекли из этих бесед большую пользу, обрели более четкое понимание своих насущных задач. К сожалению, — нечего греха таить — есть у нас и такие люди (их, правда, немного), которые стараются показать, что они, мол, не понимают, зачем «все это» было нужно, разве, мол, формализм представляет собой серьезную угрозу нашему реалистическому искусству? Кое-кто пытается представить борьбу партии, борьбу нашей общественности с извращениями в нашем искусстве, с отклонениями от главной линии его развития, как некую кампанию, мало того, как нечто такое, что способно будто бы угрожать свободному, естественному развитию талантов. Я убежден, что авторы таких утверждений не искренни, что здесь — поза, игра во все те же «высшие вкусы» или желание быть «хорошими» для всех. Печально, если это — недопонимание происходящего; опасно, если это — сознательно отрицательное отношение к важнейшему делу укрепления нашей литературы и искусства на единственно правильном пути — пути социалистического реализма.
Я всецело подписываюсь под стихами моего друга, известного русского поэта Николая Рыленкова, под стихами, которые по-настоящему говорят о нашем отношении к так называемому абстрактному искусству:
Я не люблю абстрактного искусства,
Оно подобно жареной воде.
Как всякому, кто прожил день в труде,
Мне нужен хлеб, квашеная капуста,
Мне жизнь нужна, замешенная густо,
Где рвутся к свету зерна в борозде.
Ведет тропинка каждая к звезде.
Где все поет, то весело, то грустно.
И ищет отклика всегда, везде —
В любви, в тревоге, в счастье и беде...
Без этого мне холодно и пусто,
Я не люблю абстрактного искусства!
Мне хотелось бы спросить тех одиночек, кто радеет о свободе для абстракционистских выкрутасов: да разве только с сегодняшнего дня мы столь остро боремся против различных псевдоноваторских, псевдохудожественных «школ», разве многие годы лучшие представители нашей литературы и искусства не выступали против формализма, модничанья и кривлянья?
Мне вспоминается, что в двадцатые годы украинский поэт М. Семенко, претендовавший тогда на «сверхноваторство», опубликовал поэму «Недiля». Вот все ее «содержание»: «Понедiлок, Вiвторок, Середа, Четвер, П'ятниця, Субота, Недиля». А вот пример из современной белорусской поэзии. Молодой поэт Алесь Навроцкий (поэт, надо сказать, способный, написавший немало хороших, выразительных стихов о нашей современности) пишет так: «Я очень мух не люблю. Перед тем как лечь спать, их ловлю и запихиваю в нос: все равно они туда залазят...»
Ну где же здесь искусство, где красота, способная вызвать лучшие человеческие чувства? Что может дать такое, с позволения сказать, творчество читателю? Мы — за действительное новаторство, за упорные поиски, но против обмана читателя, против стремления привить ему дурные вкусы.
Мы благодарны ленинскому ЦК и лично Никите Сергеевичу за то, что ими своевременно поставлен вопрос перед работниками литературы и искусства о чувстве настоящей ответственности за свою работу. Партия и ее ЦК отвечают за состояние дел народных: за его благополучие, за то, чтобы были хорошие машины, вкусный хлеб, красивая одежда, добротная крыша над головой, за то, чтобы в случае надобности разбить врага, за то, чтобы расцветали советская наука, литература и искусство, которые тоже есть грозное оружие в сегодняшней непримиримой схватке с враждебной идеологией и моралью.
У нас есть все для творческих поисков, для того, чтобы совершенствовать наши достижения. Но, к сожалению, мы недостаточно активно развиваем подлинное новаторство, а часто миримся с тем, что мешает настоящим открытиям, настоящей работе. Чего стоят хотя бы такие умозаключения, что, мол, все, созданное в годы культа Сталина, не представляет сейчас ценности? А когда созданы были книги, на которых воспитались храбрые воины, разгромившие фашистов? Много произведений, созданных в тридцатые годы, правдивых и смелых произведений вошло в золотой фонд советской литературы. Примеры? Вот один — из нашей белорусской литературы. В самое трудное время Кондрат Крапива пишет пьесу «Кто смеется последним», пьесу, осуждающую произвол. А сколько произведений создано нашими русскими друзьями, украинскими, писателями всех братских республик, произведений, образовавших прочный фундамент советской классики!
Нельзя смешивать преступления культа с деяниями народа, партии. Партия, народ и в сложнейших условиях творили, созидали, и этот вдохновенный труд принес великие плоды, нашедшие достойное отражение в литературе и искусстве.
Это не значит, что мы захлебываемся от успехов. Мы прекрасно понимаем, что долг наш перед партией, перед народом велик. И мы должны в своих произведениях правдиво отражать нашу действительность. К сожалению, не все понимают, что это означает: правдиво отражать. Некоторые, я условно их назову — «правдолюбцы», считают, что есть только одна правда — правда теней, если можно так сказать, и стремятся свои произведения строить только на фактах отрицательных. Они вольно или невольно не замечают правды света, того, что является радостью нашей жизни.
Конечно, и в наше время можно еще найти какого-нибудь страдальца, которому по тем или иным причинам тяжело в жизни, но давайте говорить откровенно — страдальцы не в безвыходном положении. А вот в книге начинается показ его мучений, того же, что есть вокруг хорошего, автор и не замечает.
Мы должны бороться за произведения, которые объективно, всесторонне, художественно полноценно отображают нашу жизнь. Это следует понять всем. Это главное. Ведь в систематически развертывающихся наших дискуссиях иногда этого главного не ощущаешь, — в наши газеты и журналы, как в мешок, ссыпают все, что ни попало, а редакции порою словно устраняются от редактуры. Где же здесь партийность в работе наших редколлегий?..
Силы нашей великой многонациональной литературы растут изо дня в день. Партия нас учит, что мы сами должны разобраться в своих делах. Я думаю, мы можем поправить там, где у нас сейчас дела идут не совсем ладно. Залог этого в том, что мы все искренне стремимся работать как можно лучше.

Продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.      Компания CDC Russia. Получение разрешения на применение ростехнадзора от органа по сертификации.