П. Тычина. Учиться на истории революции


Сб. статей "Искусство принадлежит народу"
Изд-во "Советская Россия", М., 1963 г.
Приведено с некоторыми сокращениями.
OCR Artvek.Ru


Слушая выступление товарища Н. С. Хрущева на встрече руководителей партии и правительства с деятелями литературы и искусства в Москве, я много думал о нашей творческой молодежи и об ответственности художника перед народом.
Речь Никиты Сергеевича в Свердловском зале Кремля вся от начала и до конца была творчески диалогична. Она, приковывая наше внимание к важнейшим, поставленным самой жизнью вопросам, здесь же на них и отвечала. Ответы эти отсвечивались в моей душе, словно молниеносные озарения на широком небе.
Затаив дыхание, следило за диалогическими ходами речи все наше многочисленное, многонациональное сотоварищество литераторов, композиторов, скульпторов, художников и кинорежиссеров. Светлые стройные колонны зала, обступив нас кругом, на своих коринфских капителях поддерживали купол, который уходил, суживаясь, туда, куда-то к голубым окошкам в вышину...
И высокий слышен был голос с трибуны: «Нам надо привести в боевой порядок все виды идейного оружия партии...»
Да, это я воспринял как первое озарение той пре-красной мыслью, без которой нам невозможно было бы далее идти в своей работе с молодыми. И думал я: мы, старшие писатели, немало поработали на Украине над воспитанием писателей молодых — как пишущих на украинском языке, так и на русском. И что ж, прекрасные мы находили таланты, надо правду сказать. Вот, например, поэт из Кировограда Валерий Юрьев. Как правильно говорит он в своем стихотворении «Зачало» о назначении творца слова! Но, к сожалению, много есть еще юных дарований совсем иного порядка. Юнцам таким очень нравится услаждать слух читателей только одними трелями. Среди их незрелых, невыношенных «произведений» немало трухи, которая летит по ветру, в безвестность...
Мы спорили с ними, мы убеждали их не спешить с обнародованием своих иелепиц, но они упорно оставались при своем мнении, да еще и других увлекали за собой. И мы спрашивали сами себя: чего же не хватало нам в работе с молодыми? Настойчивости? Доброты? Умения показать?
Нет, все это мы испробовали. Нам просто невдомек было привести в боевой порядок литературный вид идейного оружия партии. Ведь в Программе Коммунистической партии сказано, каких произведений ждет от нас советский народ. Кто же дал право неоперившимся юнцам от литературы и искусства изображать наше героическое время строительства коммунизма не методом социалистического реализма, а гнилыми словами, старческими музыкозвуками, кривляющимися линиями? Может ли их уважать народ? Нет, ибо они, как сказал Никита Сергеевич, не борцы и не преобразователи мира, они с высокомерным презрением говорят о труде.
Никита Сергеевич Хрущев, остановившись на неправильной тенденции в материалах к кинофильму «Застава Ильича», прямо выразил свое неудовлетворение половинчатой работой постановщиков: у них не хватило гражданского мужества и гнева заклеймить праздных людей и тунеядцев. В материалах к кинофильму наша молодежь определенно противопоставляется старшему поколению. Партия призывает молодое поколение к неустанной работе над собой, призывает учиться на истории революции, на истории борьбы, в которой деятельное участие принимали их отцы и матери.
До каких же пор ходить некоторым нашим молодым «в мальчиках»? Как своевременно об этом поставил вопрос Николай Грибачев в известном стихотворении «Нет, мальчики!..». В самом деле, разве нечему было поучиться нашим молодым на трудовых биографиях своих предшественников? Александр Фадеев писал о себе, что он раньше стал революционером, нежели писателем. А какие поучительные для всех нас биографии у Пантелеймона Махини, Николая Островского, Василия Чумака, Мусы Джалиля и многих, многих других! Недавно посмертно присудили звание лауреата премии имени Т. Г. Шевченко за роман «Водоворот» молодому украинскому писателю Григорию Тютюннику. До самой смерти своей ходил он с осколком в области сердца — осколком от вражеского снаряда.
Здесь нам, конечно, могут и возразить: да разве, мол, наша творческая молодежь не активна? Разве она не показывает свою продукцию, не разъезжает по нашей стране? Разве не выступает в прессе, по радио, телевидению, когда бывает и за границей? Совершенно верно, это их плюс, если говорить о самых лучших молодых творцах слова. Честь и слава такой молодежи.
В нашем большом разговоре о народности и партийности в литературе и искусстве имеется и непререкаемое «но». Это «но» относится к тем молодым, которые хотя и развивают бурную энергию, которые хотя и дают продукцию, много суетятся, но, однако, все это у них только для себя. Они готовы вас в штыки взять, если вы раскритикуете их жалкое рифмоплетство. Они пойдут на вас в атаку, если вы откажете им в письменной рекомендации для вступления в члены Союза писателей.
Я не могу здесь удержаться от того, чтобы не привести отрывок из прекрасного стихотворения молодой русской поэтессы Дины Злобиной, удачно и точно передавшей приподнятое, а вернее сказать, радостное душевное состояние молодых, когда они делают первые свои шаги в литературе:
Не по отточенному лезвию,
И не в атаку, не в штыки,
Волнуясь, входим мы в поэзию
Благим советам вопреки.
Под благими советами автор стихотворения подразумевает здесь шумные требования поэтов-стиляг, с поднятыми кулаками добивающихся у редакторов прессы, печатания их заумной белиберды. А как искренне, удачно и точно сказано у Дины Злобиной об истинных молодых талантах: «Волнуясь, входим мы в поэзию!» Не мешало бы иметь больше скромности некоторым молодым писателям, не мешало бы им вдуматься в слова, которые сказал Н. С. Хрущев в Свердловском зале в Кремле: «За революцию надо бороться не только в ходе ее свершения, но и в период укрепления ее завоеваний вплоть до построения коммунизма. Здесь мало одних рефератов, лекций, докладов, необходимо участие и в перестрелке, когда этого требуют обстоятельства».
Мы верим, что эти слова Никиты Сергеевича горячо приняли к своему сердцу творцы литературы и искусства. Атмосфера большого разговора со всеми нами и, в частности, с молодежью была, с одной стороны, очень и очень строгой, но, с другой стороны, она была и по-отечески доброй. Только навеки ослепленным заграничной модой словесных, музыкальных и всяких других вывертов не понять, что перестрелка между коммунистическим миром жизнеутверждающего искусства и буржуазным миром тлетворных идей давно уже идет замаскированно. Буржуазный Запад не прочь время от времени перебросить к нам свои антигуманные бесчеловечные концепции абстракционизма и формализма, надеясь этим заразить некоторых наших неустойчивых молодых представителей литературы и искусства, как и «теорийкой» о мирном сосуществовании двух идеологий. Но этому не бывать никогда. Разве можно допустить сползание к антикоммунизму? Разве можно дольше терпеть эстетствующий снобизм и недоуменную забывчивость по отношению к народу? В высшей степени смешно, когда ничего еще не сделавшие для народа юнцы уже выставляют себя чуть ли не в роли пророков и прорицателей истин. А куда же они дели нашу преемственность и революционные традиции?
На весь мир прозвучали слова предупреждения, высказанные Коммунистической партией Советского Союза, Никитой Сергеевичем Хрущевым. Враги коммунизма возлагают надежды на идеологические диверсии в социалистических странах. Всегда помните об этом, товарищи, и свое оружие держите в полной исправности, готовым к боям!
Наше оружие — слово романиста, критика, драматурга, поэта. Приложим все, усилия к тому, чтобы наше оружие — как у старших, так и у молодых — было в исправной готовности!

Продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.