Абстрактное искусство и социализм


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


Яд абстракционизма проникает и в социалистические страны, где отдельные, главным образом молодые художники иногда подпадают под его влияние. Не является ли это свидетельством того, что стремление к искусству абстракции в наше время неодолимо — как это утверждают искусствоведы типа Г. Рида? В антисоветской и антикоммунистической печати Запада до сих пор не перестают трубить о наличии якобы очень сильного влечения к абстракционизму среди «молодых художников Москвы».
Каждый, кто хорошо знаком с сегодняшним советским изобразительным искусством и его творцами — их помыслами, тревогами и волнениями, — знает, что ни в Москве, ни в Ленинграде, ни где бы то ни было в Советском Союзе такого влечения к абстракционизму, естественно, не существует и существовать не может. В советском изобразительном искусстве сегодня действительно имеется очень сильное, все время нарастающее течение, шлюзы которого были открыты XX съездом КПСС. Это течение — против рутины и косности, против иллюстративного подхода, против бескрылого описательства. И цель его — поднять художника до уровня грандиозных дел и задач в эпоху развернутого коммунистического строительства.
Лишь отдельные молодые советские художники, замкнувшиеся в своем маленьком снобистском кругу, в своих «исканиях» новых выразительных средств опьяняются миражем абстракционизма.
Гораздо шире абстракционизм сумел проникнуть, однако, в искусство некоторых других стран лагеря социализма, особенно в искусство Польши. Причины этого мы постараемся рассмотреть.
Не надо забывать, во-первых, что большая часть польских художников получила свое художественное образование в Париже — этом средоточии всех формалистических и других модернистских школ в искусстве. Немалый вред польскому искусству, в том числе и изобразительному, как это было подчеркнуто в отчетном докладе ЦК Польской объединенной рабочей партии на III съезде ПОРП, нанесли и ревизионистские элементы, которые стремились под знаменем «свободы искусства» задушить здоровые элементы реалистического искусства. Как известно, даже на первой Международной выставке изобразительного искусства социалистических стран в Москве польский зал, в котором были представлении прежде всего произведения формализма, вплоть до абстрактного искусства, был вопиющим исключением из общего реалистического тона, господствовавшего на выставке. Теперь в Польше в среде значительной части художников отдают отчет о вреде создавшегося положения. Польская объединенная рабочая партия всеми силами помогает таким художникам. Достигнутые результаты уже дают нам уверенность, что ряд талантливых польских художников, еще увлеченных абстракционизмом, под руководством и с помощью ПОРП поймут свои заблуждения и уверенно зашагают по пути социалистического реалистического искусства.
Отдельные случаи увлечения абстрактным искусством имеются и среди художников других социалистических стран. Как же объяснить все эти факты? Ведь типичные для буржуазного общества условия, которые порождают и питают такие явления, как абстракционизм, уже не существуют в этих странах? Самые существенные причины этого явления следующие. И для художника в социалистическом обществе существует возможность переоценить, абсолютизировать отдельные, чисто формальные стороны своего искусства, и когда вместе с тем он в какой-то степени отрывается от жизни своих современников, уединяется в «чистом» мире искусства, он может дойти и до абстракционизма. Нельзя недооценивать также и того факта, что эта возможность все время поддерживается влиянием современного абстрактного искусства Запада.
Здесь нельзя прежде всего не считаться с тем, что в годы культа личности как в Советском Союзе, так и в других социалистических странах был широко распространен довольно односторонний взгляд на современное искусство Запада. Нередко даже импрессионизм объявлялся лишь типичным проявлением буржуазной реакционной художественной культуры, не говоря уже о Гогене, Ван-Гоге и других крупных представителях современного искусства. Искусство многих таких художников считалось даже «вредным», их произведения не выставлялись в музеях и галереях.
Не случайно поэтому, что после преодоления последствий периода культа личности у ряда молодых художников получилась обратная реакция — особый интерес к художникам Запада именно нового времени, в том числе и к абстракционизму. За последние годы, несмотря на сопротивление реакционных империалистических сил, политика мирного сосуществования между государствами одерживает все новые успехи. Значительно оживилось поэтому и культурное сотрудничество между ними. Для художников социалистических стран все это имело свое положительное значение. Многие смогли посетить ряд капиталистических стран, познакомиться с их бытом, культурой, искусством, с богатыми художественными сокровищами музеев и галерей.
Но мы не должны закрывать глаза и на отрицательное влияние, которое оказывает современное буржуазное (преимущественно абстрактное) искусство на отдельных, не слишком устойчивых в идейном отношении художников. Сказывается и тот факт, что у нас все еще отсутствуют серьезные, глубокие марксистские исследования, монографии и книги с критикой новейших теорий искусства.
Тот факт, что в Советском Союзе абстракционизм поддерживается лишь отдельными художниками, просто единицами, этот факт не может успокаивать нас. Так же не должно успокаивать нас и то, что и в Болгарии абстракционизм не в почете среди деятелей изобразительного искусства, и что лишь отдельные художники проявляют к нему нездоровый интерес.
Мы видим, как приверженцы абстрактного искусства в Советском Союзе попытались даже перейти к активным, действиям — начали организовывать выставки, рекламировать свое «искусство» как внутри страны, так и за границей, охаивать творчество ряда художников — социалистических реалистов,— объявляя его «устаревшим» и «отставшим». Нашлись притом искусствоведы и критики — эстетствующие снобы, которые пытались обосновывать формализм и даже его крайнее проявление — абстракционизм как единственно верный путь развития социалистического искусства.
Могла ли главная направляющая сила советского общества — Коммунистическая партия и ее руководство — пройти мимо этих фактов, могла ли она стоять пассивно в стороне, не вмешиваться, не сказать своего веского слова, не поддержать создателей большого искусства социалистического реализма, не помочь — и острой критикой и товарищеским советом — отдельным заблудившимся творцам и забывшимся искусствоведам? Разумеется, нет. И КПСС и ее руководство решительно вмешались в ход развития советского искусства, с тем чтобы повысить еще больше его роль в коммунистическом и эстетическом воспитании трудящихся, поддержать все действительно творческие дерзания, дух подлинного творчества среди деятелей искусства.
Болгарская Коммунистическая партия, ее Центральный Комитет также не раз предупреждали деятелей болгарского искусства о вреде формализма в творчестве, против случаев некритического восприятия современного западного буржуазного упадочного искусства.
При всем том, однако, отношение коммунистических партий, всего социалистического общества к деятелям культуры и искусства строится в соответствии с ленинским отношением к таланту (но именно к таланту, а не к бездарности и посредственности).
Мы не можем быть безраличными к судьбе и творческому развитию любого из художников социалистического общества, особенно же когда он является одаренным и талантливым. В нашем исследовании мы уже показали, какой вред наносит абстракционизм таланту — он калечит, ведет к деградации и в конце концов уничтожает его. А разве мы можем спокойно смотреть, как увядает этот талант, тогда, когда он может создавать настоящие художественные ценности и обогащать искусство своего народа? Разумеется, нет. Заботливо и терпеливо следует помогать таким художникам освобождаться от отуманивающего их опиума абстракционизма и формализма вообще.
Никакое другое общество не заинтересовано в такой степени в заботливом выращивании, сохранении и развитии художественных талантов, как социалистическое и коммунистическое. Талант для этого общества"— это всенародное достояние. И нигде в другом месте деятели литературы и искусства не окружены таким вниманием и заботами, как в социалистических странах.
Именно в социалистическом и коммунистическом обществе, где труд перестает быть бременем и все больше превращается в жизненную необходимость, где обеспечиваются все лучшие и лучшие условия для наиболее гармонического развития личности (в том числе и эстетических способностей и вкусов), искусство во всех его видах и жанрах получает небывалый до сих пор простор для проявления, развития и распространения. Теперь уже социалистические страны, и прежде всего Советский Союз, находятся на одном из первых мест по образованию своего населения. А программа КПСС предусматривает, чтобы среднее образование стало обязательным для всех во втором десятилетии (т. е. после 1970 г.), предусматривает обеспечение условий и возможностей всякому, кто желает учиться, получить высшее или среднее специальное образование.
И у нас, в Болгарии, директивы VIII съезда БКП о развитии Народной Республики Болгарии на период с 1961 по 1980 год предусматривают во втором десятилетии введение обязательного среднего образования для всех юношей и девушек школьного возраста. Эта все более растущая культура населения в социалистическом и коммунистическом обществе и все большая возможность свободного времени, которое это общество будет предоставлять людям наравне с постоянным улучшением материально-бытовых условий жизни,— значительно расширяют аудиторию искусства, обеспечивают ему заинтересованных читателей, зрителей, слушателей. И сейчас нигде в мире не делается так много для эстетического воспитания трудящихся, как в социалистических странах. А в ближайшее десятилетие, когда будет осуществляться переход к высшей фазе коммунистического общества, будут созданы еще более благоприятные условия для эстетического воспитания широких масс. Станет еще более массовой и поднимется на еще более высокий уровень художественная самодеятельность, являющаяся не только важным фактором активного повышения эстетической культуры трудящихся, но одновременно обеспечивающая искусству растущий приток новых талантов. Мероприятия в перспективных планах всех социалистических стран предвидят всемерное развитие книгоиздательского дела и печати, радиофикации, кинофикации и телевидения, увеличение сети библиотек, лекционных и читательских залов, театров и кинотеатров, домов культуры.
Все это будет содействовать еще большему повышению идейного и культурного уровня населения этих стран и его эстетической культуры. Тогда действительно «художественное начало еще более одухотворит труд, украсит быт и облагородит человека».
Труженики социалистического и коммунистического общества имеют право на настоящее, большое, разнообразное и понятное для них искусство. «Мы смотрим на искусство во всех его видах,— говорил Георгий Димитров,— прежде всего как на средство мобилизации всех моральных, духовных и физических сил нашего народа и его молодежи к творчеству, «к неустанному труду, для непотухающей любви к Родине, для готовности преодолевать трудности, для закалки воли и веры в собственные силы».
Но таким искусством не может быть абстракционизм, так как он беден в идейно-художественном отношении. Это искусство не может служить делу коммунистического и эстетического воспитания трудящихся. Поддерживать такое искусство в социалистическом обществе или определять его как «новое» в социалистическом искусстве могут только люди, подпавшие под влияние враждебной буржуазной идеологии, порвавшие с позициями партийности и народности. Произведения абстрактного искусства, независимо от субъективных намерений его творцов, служат, в сущности, не силам прогресса и социализма, а лишь затуманивают сознание трудящихся, уводят их от животрепещущих вопросов социалистического и коммунистического строительства и в конечном итоге служат силам, чуждым социализму и коммунизму. Уже не раз разъяснялось, что политика мирного сосуществования между странами с разным политическим и государственным строем вовсе не означает примирения с буржуазной идеологией, компромисса с ней. Наоборот, теперь борьба против враждебной буржуазной идеологии и ее влияния, за чистоту и развитие коммунистической идеологии должна вестись с неослабевающей силой. Это одно из важных условий прогресса социалистического общества, дальнейшего развития реалистического искусства.
Преодоление вредных последствий периода культа личности как никогда раскрывает дорогу самым дерзновенным исканиям в области культуры и искусства. Но оно вместе с тем несовместимо с каким бы то ни было либерально-анархическим отношением к вопросам идеологии и художественного творчества. Борьба за окончательное преодоление вредных последствий периода культа личности направлена на укрепление наших сил, на достижение новых, еще больших успехов во всех областях нашей жизни и в самом художественном творчестве.
Но иногда можно наблюдать странное зрелище: некоторые искусствоведы в социалистических странах начинают вдруг разглагольствовать о том, что абстрактное искусство якобы необходимо как художнику, так и зрителю. Каковы их аргументы? Во-первых, занятия этим искусством, говорят они, дали бы возможность даже социалистическому реалисту сосредоточить свое внимание на поисках колорита, дать ряд экспериментов в этом направлении, обогатить свою палитру. Во-вторых, современная жизнь с ее широким внедрением машин, электричества, кибернетики и т. д., с новой архитектурой, с развитием фотографии, кино и телевидения все больше будто бы выдвигает на первый план ив искусстве отвлеченные, абстрактные формы. Искусство не может не учитывать изменений жизни, оно тоже должно стать динамичным, как жизнь, и смело употреблять эти обобщенные формы. И если некоторые современные абстракционисты на Западе, продолжают эти «искусствоведы», довели искусство до абсурда, свели его к эквилибристике и шутовству, то художники социалистических стран могут, по их мнению, воспринимать все эти стороны абстракционизма критически и развивать лишь то, что является «разумным» в этом искусстве. В-третьих, в социалистическом обществе эстетическая культура людей чрезвычайно возросла, и поэтому они в состоянии разобраться и даже «наслаждаться» «лучшими» из произведений абстрактного искусства. Зачем, мол, лишать их этой радости? Такова логика этих скрытых защитников абстракционизма. Во время обсуждения Первой Международной выставки изобразительного искусства социалистических стран польский искусствовед Ю. Стажинский выдвинул в защиту абстракционизма именно подобные аргументы. По его мнению, произведения абстрактного искусства могут стать «огромным источником интеллектуального и эмоционального наслаждения» для широкого круга людей труда, которые «имеют право пользоваться наиболее рафинированными культурными ценностями». Какая трогательная забота об эстетическом воспитании людей труда!
Поскольку в нашей работе мы уже привели немало соображений, которые показывают несостоятельность аргументов, только что изложенных, нам хотелось бы здесь добавить только следующее. Отрицая изображение внешнего мира как цель изобразительности, как средство развития искусства, художник-абстракционист тем самым лишается возможности развивать и рисовальное и колористическое мастерство. Рисунок в искусстве существует для того, чтобы подчеркнуть и раскрыть очертания и форму реальных вещей, изображаемых искусством. Но поскольку абстракционизм отказывается от изображения предметов реального мира, то исчезает и необходимость в рисунке как в выразительном средстве. Кое-что от него еще остается в первоначальном периоде абстракционизма, когда он сводится лишь к средству для отделения одной абстрактной формы от другой, но затем полностью исчезает в современном «искусстве» абстрактного экспрессионизма.
Художник может развивать и обогащать чувство колорита, совершенствовать свое колористическое мастерство лишь тогда, когда он находится перед решением той или иной проблемы в картине. Выбор палитры, фона, фактуры и т. д. определяется способом, согласно которому художник стремится разрешить проблему содержания, образного строя своих творений. Но в абстрактном искусстве исчезает основа основ любого искусства — художественный образ. Поэтому оно и не ставит перед художником каких бы то ни было идейно-художественных задач, не помогает ему развивать свое колористическое мастерство, а, наоборот, мешает ему и вредит.
Попытки решать идейно-художественные задачи средствами абстракционизма всегда заканчивались — и не могут не закончиться — фиаско.
В современном абстрактном экспрессионизме, например, нельзя говорить о каком бы то ни было колористическом мастерстве. Там все сводится к полуавтоматическим движениям руки, к инстинктивным решениям.
Если мы действительно выступаем за разнообразие творческих течений и индивидуальностей на основе социалистического реализма, то почему мы должны требовать от художников, чтобы они стремились лишь к самым обобщенным, к самым экспрессивным формам, как это предлагали нам некоторые наши искусствоведы. Да и разве можем мы поддерживать такие требования, если под лозунгом борьбы против шаблона и схематизма мы стали бы насаждать еще больше шаблона, больше однообразия в искусстве?
Некоторые для защиты абстракционизма ссылаются на громадные изменения в технике, на могучее развитие средств сообщения и т. п. Но эти «искусствоведы», претендующие на звание марксистов, забывают одно существенное обстоятельство. В социалистическом и коммунистическом обществе в корне меняется отношение человека к технике. Она перестает быть средством эксплуатации человека человеком, фактором крайне одностороннего развития его сил и способностей и все больше превращается в средство, которое обеспечивает ему возможности для всестороннего гармонического развития. Именно воссоздание этого гармонически развивающегося человека в новом, социалистическом и коммунистическом обществе — его физической и духовной красоты, его великих деяний — было и дальше будет находиться в центре внимания художников — социалистических реалистов. Кроме того, развитие техники, средств сообщения не отделяет человека от природы, о чем любят разглагольствовать многие современные буржуазные искусствоведы и эстетики, а еще больше сближает его с ней,- раскрывает ему все новые и новые стороны. Перед взором сегодняшнего человека уже открываются реально необъятные просторы вселенной. Все это вместе взятое не может не дать — и непременно даст! — новый стимул к развитию реализма, и прежде всего социалистического реализма, в искусстве, к его обновлению. В нашем изобразительном искусстве имеют одинаковое право на существование и развитие как такие течения, которые основываются преимущественно на монументально-экспрессивном, включающем в себе некоторую условность, изображении действительности (Дейнека, Кремер, Салахов), так и течения, где на первый план выходит живое, пластическое пересоздание действительности (Корнелиу Баба). В нем плодотворно и подчеркнуто страстное эмоциональное отношение к миру (Р. Гуттузо) и мечтательная идеализация утверждения всего лучшего, красивого в жизни {Сарьян, Вл. Димитров-Майстора). Вопрос стоит отнюдь не так: Дейнека или К. Баба, а и Дейнека, и К. Баба, и Гуттузо, и Димитров-Майстора, и многие другие. Произведения абстрактного искусства фактически не могут оказывать даже минимального эстетического воздействия на нас — как более или менее приятное сочетание цветов и форм, ибо наша эстетическая потребность удовлетворяется неизмеримо полнее и богаче орнаментом в прикладном искусстве, архитектуре и быту, и самим прикладным искусством. Вот почему даже и в этой функции абстрактное искусство несмотря на все его претензии не оправдывает себя.
Искусство, которое бежит от природы и жизни и не ставит перед собой никаких проблем, которое ничему не учит и ничем не волнует, не может иметь права на существование в социалистическом и коммунистическом обществе. А именно таким искусством является абстракционизм. Поэтому искусство, которое создается сейчас в Советском Союзе и в странах народной демократии — искусство социалистического реализма,— не может иметь ничего общего с абстракционизмом. Непримиримость идейно-художественных установок здесь ясна. Наше общество нуждается в искусстве, которое призвано «служить источником радости и вдохновения для миллионов людей, выражать их волю, чувства и мысли, служить средством их идейного обогащения и нравственного воспитания».
Только социалистическое и коммунистическое общество создают условия для свободного развития талантов и дарований художников. Художник здесь не вынужден уже больше подгонять свое творчество под вкусы извращенной и ограниченной горстки привилегированных лиц. Он является художником, глаза, которого широко открыты на красоту мира, который видит физическое и духовное богатство освободившегося от цепей угнетения человека, стремящегося к светлому коммунистическому завтра. Художник здесь имеет возможность испытывать самую великую радость — видеть, что его народ любит его искусство, что это искусство обогащает и возвышает мысль, чувство и волю трудящихся, помогает им в создании общества земного счастья.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.