Абстрактное искусство и творческая свобода художника


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


Излюбленной темой апологетов абстрактного искусства является разговор о так называемой творческой «свободе» художника. Без такой «свободы», заявляют они, искусство не может существовать. Жан Кассу считает, например, что в конце XIX и начале XX века искусство само освобождает себя, преодолевая свою зависимость от общественных условий, а художник устанавливает «с природой, как со своими братьями — людьми, менее искусственный, более свободный и более искренний контакт».
Проповедники абстракционизма считают, что свобода художника должна быть прежде всего свободой без всяких ограничений, свободой во всем, «свободой говорить все, свободой все изобретать, свободой создания своего собственного стиля, свободой предпочтения диссонанса консонансу, свободой выбирать правило и ставить ему границу, свободой в точности и свободой в своеволии». Подробно разрабатывает вопрос о свободе художника и В. Кандинский. По его мнению, для искусства не должен существовать вопрос «надо ли»; искусство является вечно свободным. Основной принцип искусства, по Кандинскому, как мы уже рассмотрели,— это принцип «внутренней необходимости».
Этот принцип оправдывает и основывает всякий формализм в искусстве и даже нарушение самих закономерностей искусства. Ведь художник должен быть совершенно свободным, он должен прислушиваться только к своему «внутреннему» голосу, к своей «внутренней необходимости» и выражать только ее.
Свобода, которую так расхваливают апологеты абстрактного искусства, это свобода мнимая, иллюзорная. Абстракционизм, как и всякое другое искусство, обусловлен социально. При этом особенно необходимо учитывать существующую сейчас на Западе обстановку, когда идеологическая реакция использует все средства государственного аппарата (музеи, премирование произведений искусства и т. д.), пропаганды (радио, телевидение, печать) для прокламирования и прославления абстрактного искусства. В этих условиях «абсолютная» свобода, которую рекламируют апологеты абстракционизма, оказывается иллюзорной. Значительная часть художников склоняется к этому искусству не потому, что они являются внутренне убежденными в его необходимости, а просто потому, что абстракционизм в моде и его произведения охотно покупают. Современное состояние искусства в буржуазном мире полностью подтверждает слова В. И. Ленина, что «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания».
Но вопрос о свободе художника имеет и другую, гносеологически-художественную сторону, которая неразрывно связана с социальной стороной в искусстве. Известно марксистское понимание свободы как осознанной необходимости. В применении к искусству это означает, что при равных других условиях более свободным является тот художник, который глубже знает передовые идеи и требования эпохи, знает предмет своего изображения и вместе с тем свободно владеет выразительными средствами своего искусства, считается с его спецификой.
А теперь послушаем Герберта Рида, как он понимает «свободу» художника-абстракциониста: «Эта живопись не является результатом какого-нибудь процесса отражения. Существование объективного, независимого от сознания объекта или даже наличие внутреннего чувства, для которых художник находит соответствующий символ, вовсе не является необходимым. Символ уже превратился в автоматический регистратор собственного самосознания, он уже не организован для передачи формы, он является свободным. Он, конечно, передан на холсте художника, но эта передача не контролируема наподобие сна, она представляет собой раскрытие собственных тайн».
Здесь к абстрактному искусству применяется известная уже нам фрейдистская концепция Герберта Рида. Выходит, что именно абстрактное искусство — самое искреннее искусство, так как оно передает неконтролированные, свободные подсознательные стремления художника. Кажется, можно ли представить себе более свободного художника? Но на деле абстрактный художник — это самый несвободный художник на свете. Сознательно закрывая глаза на богатство и разнообразие жизни, такой художник сам ограничивает свою творческую свободу рамками маленького индивидуалистического мирка. Более того, он стремится лишить себя даже того, что отличает человека от всего животного,— разума, сам стремится стать рабом инстинктов, подсознательных устремлений и реакций. Художник, который в здравом уме отрицает такие выразительные средства искусства, как рисунок, перспективу, светотень и пр., который не дает себе труда изучить их и использовать,— такой художник сам обрекает свое творчество на исключительную бедность. Он оказывается благодаря этому ограниченным и несвободным в выборе своих выразительных средств. Более того, все более ограничивая круг живописных средств, абстрактные художники уже докатились до отрицания таковых вообще, до применения цемента, песка, разного тряпья, макулатуры и т. д. Разве можно даже сравнивать «возможности» этих антиэстетических средств с возможностями, которые таит в себе один только колорит? Такие колоссы мировой живописи, как Тициан, Рембрандт, Веласкес, Гойя, раскрыли нам в. своем творчестве — в силу поистине волшебного применения колорита — изумительный мир красоты, идей, переживаний, никогда почти не повторяя себя.
А любой, даже «значительный» абстрактный художник в своем творчестве фаталистически вынужден повторять себя: почти одни и те же комбинации линий, фигур, почти одни и те же краски. Даже взятое как целое, абстрактное искусство свидетельствует лишь о небывалой духовной и художественной бедности. И это не случайно. В сущности, абстрактное искусство само отнимает у себя самую важную предпосылку развития и обогащения всякого искусства — связь с жизнью. А цель искусства и состоит прежде всего в том, чтобы отобразить художественно жизнь людей, общества, окружающую их природу, отобразить эту жизнь в духе передовых идей и устремлений своего времени. Жизнь же так богата и разнообразна, так быстро меняется, что каждый настоящий художник может найти в ней что-то новое; связь с жизнью, эмоционально заинтересованное, духовно богатое отношение к ней и являются главным источником огромного разнообразия творческих индивидуальностей в искусстве. С полным основанием Р. Бианки-Бандинелли утверждает: «Только реалистический художник свободен в своей индивидуальности, абстракция всегда ведет к безличной рутине».
История изобразительного искусства убедительно учит нас, что чем больше художники наблюдали и узнавали жизнь своих современников, тем более правдиво выражали они стремления своей эпохи, обогащали искусство. Не является ли как раз именно это одной из самых существенных причин небывалого расцвета изобразительного искусства в эпоху Возрождения? Как известно, все художники Возрождения были влюблены в жизнь, страстно и неустанно исследовали ее и в этом своем стремлении отражать ее все более и более полно неизмеримо расширяли возможности изобразительного искусства. «Искусство в сущности заключено в природе,— говорит великий немецкий художник Возрождения Альбрехт Дюрер.— Кто сумеет вытащить его из нее, тот им и владеет». Такие художники-титаны, как Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Тициан, Рембрандт, Веласкес, Рубенс, обладали в высшей степени этим редким умением видеть заключенное в самой природе искусство и «извлекать» его из нее — именно благодаря этому они создали чудесные творения, которые уже на протяжении веков вызывают восхищение и изумление человечества.
В сущности, никогда не существовало искусства более бедного, более удручающего, более однообразного, более несвободного, чем абстрактное искусство. Ибо какие настоящие возвышенные чувства могут вызывать у нас однообразно повторяющиеся квадратно-кубические ребусы, краски, наложенные в беспорядке на холсте, плохо обтесанные камни и псевдотехнические конструкции, кучи тряпья, ржавых гвоздей? Эта «чистая», созданная абстрактными художниками «новая реальность» перед лицом неисчерпаемой по своему богатству природы оказывается убийственно убогой и жалкой. Да разве может претендовать на какую бы то ни было красоту или свободу «искусство», у которого не осталось искры жизни?
Впрочем, это иногда сознают и сами абстрактные художники. «Редко встречаются в наши дни художники,— говорит В. Кандинский,— которые могут удовлетвориться одними только чисто абстрактными формами».
Даже Г. Рид признает, что «изображение чистой действительности представляет собой просто дегуманизацию искусства».
Действительно, в абстрактном искусстве исчезает человек — и как изображение и как настоящее человеческое отношение к изображаемому. А какая еще большая бедность могла бы существовать в искусстве? И разве может поэтому такое «искусство» гордо называть себя свободным?..

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.