Поллок


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


Американские искусствоведы — сторонники абстрактного искусства — не устают превозносить Поллока. Его сравнивают с самыми крупными художниками прошлого, объявляют выдающимся «реформатором» живописи наших дней. Каков жизненный путь этого художника? Какова его творческая манера?
Джексон Поллок родился в 1912 году в США, в штате Вайоминг, но вырос в Аризоне и Северной Калифорнии. С 1929 года он живет в Нью-Йорке. Здесь в течение двух лет он изучает живопись у известного американского художника-регионалиста Томаса Бентона. Первые его произведения близки манере Бентона, натуралистически воссоздававшей облик и быт старой, «настоящей» Америки. Позже Поллок проявляет интерес к творчеству мексиканских художников: Риверы, Сикейроса, Ороско. Впервые он выставляет свои работы в 1940 году в галерее Макмиллен (Нью-Йорк) вместе с другими французскими и американскими художниками. Он все более увлекается сюрреализмом, особенно модным тогда в США. В его произведениях этого времени преобладают мифологические и тотемистские темы, которые он передает совершенно произвольно, почти абстрактно.
В 40-е годы он окончательно переходит к абстракционизму, становясь основателем «живописи действия». Им заинтересовывается галерея Гуггенхейма — «Искусство века». В этой галерее он устраивает и свою первую персональную выставку (1943). Поллок заключает с галереей контракт, обязавшись предоставлять ей всю свою продукцию вплоть до 1947 года.
Владелица галереи, Пегги Гугген-хейм, развивает энергичную деятельность, чтобы разрекламировать Поллока уже не только в Америке. В 1948 году Гуггенхейм показывает произведения Поллока на выставке в Венеции, потом во Флоренции, Милане, Амстердаме, Брюсселе, Цюрихе. В 1950 году Альфред Барр, директор Музея современного искусства в Нью-Йорке, показывает его работы на Венецианском Биеннале. С этого времени Поллок все чаще выставляется в различных странах, слава его растет, он становится самым шумным художником буржуазного Запада. В 1956 году он погибает при автомобильной катастрофе.
Эволюция Поллока — многозначительна. Его работы до перехода к абстракционизму показывают его как человека бесспорного таланта, хорошего рисовальщика. Но духовная среда современного ему капиталистического общества Америки, с вечной погоней за модой, с крикливой шумихой и беспардонным восхвалением «звезд», рекламой, убивающей всякую самокритичность, с преобладанием разных мистических увлечений — все это отразилось пагубно на таланте Поллока. В той среде, в которой он жил, как пишет Джон Бержер, «Культура, Наука, Разум — все ценности, названия которых мы пишем с большой буквы, убиты, так как они выглядит ненадежными и лицемерными; на их место поставлены суеверие и идолы коммерческой фабрики снов, которые кажутся более реальными, ибо много людей ими живут и лелеют их».
Путь Поллока в самом абстрактном искусстве — это путь, с одной стороны, ко все большим размерам картин и, с другой — ко все более густому нанесению красок на холст, а после 1946 года — путь преимущественного употребления таких материалов, как металлическая краска, автомобильный лак, песок. Вместе с тем он стремится и к обеднению колорита своих картин, сведению его только к белой и черной краскам.
В чем состоит «живопись действия» Поллока? Он сам описал ее в 1947 году. Коротко ее сущность выражается в том, что художник наносит пигмент (краска, лак, песок и т. д.) на холст. Поллок не раз с гордостью заявлял, что он выбросил как ненужные такие обычные инструменты и пособия всякого живописца, как мольберт, палитра, кисть и т. д. Он предпочитал работать тростями, лопатками, ножами, каплями, стекающими из продырявленных банок с краской, или тяжелым красочным месивом с песком, соединяя со всем этим мелкие куски стекла или другие материалы. Свои огромные холсты он располагал прямо на полу, так как ему нужно было ощущать «сопротивление твердой материи». Таким образом, он буквально танцевал на своих картинах, работая над ними одновременно, так сказать, со всех четырех сторон. «Когда я нахожусь внутри моей картины, я не имею представления, что я делаю. Только после некоторого периода и знакомства я вижу, что у меня получается».
Как ни возвеличиваются произведения Поллока апологетами его творчества, стремящимися уверить, что в них поднимаются «великие проблемы мироздания», — в картинах Поллока трудно увидеть что-либо кроме бессмысленных переплетений линий, штрихов, цветных пятен. Как бы ни разглядывали их, мы не узнаем из них ничего о художнике, о его думах, чувствах, размышлениях, о его отношении к современности. И тщетно искать всего этого в произведениях художника, который сам признавался, что, приступая к творчеству, он не имел никакого замысла. Творчество, лишенное замысла, мысли, настоящих человеческих эмоций, перестает быть творчеством, искусством, становится «свободным выражением» (как его называет американский искусствовед Джеймс Джонсон Суини) каприза художника — выражением состояния тяжелой неизлечимой болезни буржуазной живописи.

продолжение книги ...