„Лучизм" Ларионова


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


У истоков абстрактного искусства находится и так называемый «лучизм» Ларионова. Об этом все чаще пишут современные буржуазные искусствоведы.
Еще в 1909 году Михаил Ларионов (родился в 1881 году, участвовал в ряде художественных выставок после 1898 года) выставляет почти абстрактную картину под названием «Стекло». Но его работы продолжают быть преимущественно-«фигуративными» с преобладающим влиянием фовизма. Их темы взяты главным образом из жизни артистов, танцовщиц.
Все изображено схематично и даже нарочито неумело. После 1911 года в его творчестве начинают преобладать так называемые «лучистые картины». В 1913 году он издает брошюру-манифест «Лучизм», провозглашая задачей «введение живописи в круг задач, присущих ей самой, и жизнь ее по законам чисто живописным». Он настаивал на том, чтобы эта задача была решена посредством лучизма. Но в чем состоит лучизм? Как его понимает Ларионов?
Он утверждает, что своим зрением человек воспринимает не сами предметы, а только сумму лучей, идущих от источников света. Вот почему художник должен изображать не предмет, а только лучи, падающие на него. Но так как на наши глаза действуют лучи, падающие не только на данный предмет, но и на ближайшие предметы, то поэтому художник должен «умственно» постигнуть, вообразить и соответственно изобразить, так сказать, лучистый вид предмета. «Это почти то же самое, — говорит Ларионов, — что мираж, возникающий в раскаленном воздухе пустыни, рисующий в небе отдаленные города, озера, оазисы — лучизм стирает те границы, которые существуют между картинной плоскостью и натурой». В «лучистой» картине предметы реального мира не имеют никакого значения, кроме, как называет Ларионов, «реалистического лучизма», где предмет служит точкой отправления. Луч условно изображают цветной линией и таким образом, утверждает Ларионов, лучше всего может быть выявлено существо самой живописи — «комбинация цвета, его насыщенности, отношение цветовых масс, углубленность, фактура на всем этом...».
Лучизм Ларионова нашумел в свое время как одно из многих сенсационных явлений, модных тогда в искусстве. То были годы, когда в России, и особенно в Москве, по словам С. Дягилева, «двадцать школ рождались в месяц: футуризм, кубизм — это уже античность, предыстория... Выставки организуются в дворцах ив мансардах...»4. Но распростране ния лучизм не получил. Фактически правоверными лучистами стали только М. Ларионов и его жена — Наталия Гончарова. В 1914 году Ларионов устраивает в Париже выставку, предисловие к каталогу которой написал Аполлинер. После этого Ларионов вместе со своей женой создает эскизы и декорации для группы русского балета Дягилева и почти перестает заниматься живописью. Только Гончарова, уже в пожилом возрасте, после 1956 года, снова возвращается к живописи. Я. Тугендхольд имел полное право написать по поводу ее ретроспективной выставки еще в 1913 году в Москве, что «еженедельно отзываясь на все модные веяния нашего времени, переходя от одного «изма» к другому... изображая одного и того же павлина в десяти стилях, она не нашла времени, чтобы углубить свой талант, сосредоточить свои силы, что всякую моду можно найти у нее, но только не «саму Наталию Гончарову, ее художественное «я».
Вряд ли стоит заниматься опровержением системы лучизма. Его беспочвенность и бесплодность совершенно ясны. Лучистские картины Ларионова и Гончаровой, несмотря на различные их названия, вроде «Лучистая колбаса и скумбрия», «Лучистое построение улицы», «Лучистый портрет С. Н. Гончаровой», «Город ночью» и т. д., очень похожи друг на друга и подавляют зрителя своим однообразием, совершенно скудным, однообразным живописным решением. Новаторство Ларионова, в сущности, было лишь миражем, что он постигал «душу живописи». На деле же он тушил даже искры художественного таланта, которые у него были. Об этом свидетельствуют, например, ретроспективные выставки лучизма Ларионова в Париже в 1948 и в 1956 годах, работы Ларионова на таких выставках, как «Первые мастера абстрактного искусства» (Париж, 1949), «Творчество двадцатого века» (Париж, 1952, Музей современного искусства) и др. И если мы напомнили о лучизме, то лишь для того, чтобы показать, какими беспомощными и жалкими являются потуги сегодняшних апологетов абстракционизма, стремящихся наделить абстрактное искусство достоинствами, каких у него никогда не было.

продолжение книги ...