О понятии «абстрактное искусство»


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


Прежде чем приступить к теме настоящей работы, необходимо остановиться на разъяснении некоторых терминов. Это тем более необходимо, что не существует единой точки зрения в вопросе о том, что надо понимать под абстрактным искусством. Неразбериха существует не только в стане его приверженцев, но и среди его противников.
Существуют разные мнения по вопросу о сущности абстрактного искусства, об определении его специфики, отличительных свойств и границ. Так, Жером Ашмор считает, что «абстрактный художник имеет в виду, или по крайней мере не отрицает того, что зритель его произведений будет распознавать или расшифровывать в его произведениях некоторые физические объекты, какой бы ни была степень их деформации; наоборот, беспредметный художник полностью отказывается от намерения напоминать о материальных предметах или хотя бы использовать их в качестве исходной точки творчества».
По мнению Ашмора, абстрактными художниками могут быть названы даже кубисты и некоторые футуристы. Беспредметные же художники — это художники типа Кандинского. При этом Ашмор стремится подробно раскрыть различия, существующие между этими двумя группами художников. Впрочем, взгляды Ашмора не находят поддержки среди апологетов абстрактного искусства. Термин «беспредметное» рассматривается ими как слишком неточный. Разве абстрактное искусство не предполагает какой-либо предмет, чтобы можно было считать его совершенно беспредметным? Этот предмет нередко бывает деформированным до неузнаваемости, он может быть совсем иллюзорным, какой-нибудь выдумкой художника, но он всегда налицо.
Когда-то Кандинский и другие предпочитали термин «реальное» и «конкретное» искусство. Но потом отказались и от него. Кандинский считает, что лучшим понятием является «реальное искусство... так как это искусство ставит рядом о внешним миром новый мир искусства... мир, который может быть создан только искусством, реальный мир». Но название «абстрактное искусство» уже получило к этому времени права гражданства, и сам Кандинский принимает этот термин.
Некоторые западные искусствоведы, прежде всего западногерманские (К. Леонгард, Ф. Роо), предпочитают термин «абсолютное» искусство. По их мнению, в абстрактной живописи и скульптуре искусство, наконец, постигает самое себя. Это — игра, комбинация линий и красок в живописи, игра и комбинация объемов в скульптуре, взятые сами по себе, ничего не изображающие. Курт Леонгард стремится философски обосновать понятие «абсолютного», ссылаясь на определение, данное Спинозой: «Абсолютным является то, что заключается в самом себе и может быть понято только из самого себя». Франц Роо принимает оба термина — «абстрактное» и «абсолютное» искусство. В. Воррингер употребляет их как однозначные понятия. Это такое искусство, которое, по его мнению, стремится вскрыть и постичь автономные выразительные возможности колорита, поверхности, ритма, линии.
«Доведенное таким образом до своей внутренней цели, оно превращается вместе с тем в чисто абстрактное и абсолютное формальное искусство».
По нашему мнению, все другие названия (так же как «реальное», «конкретное», «абсолютное», «чистое», «беспредметное» и др.) являются менее удачными, чем название «абстрактное искусство», и не только потому, что термин этот приобрел широкое распространение, но и по существу дела. «Реальное» и «конкретное» — слишком общие понятия. Неприемлем и термин «абсолютное», «чистое» искусство. Во-первых, как это метко, хотя и непоследовательно, с религиозно-идеалистических позиций раскрывает Ганс Зедльмайр, поскольку это искусство «в угоду эстетическим силам (но уже не силам искусства) отказывается от человеческого элемента... оно больше не является искусством». Во-вторых, термин «абсолютное» не охватил бы многие течения современного абстрактного искусства, где не только не осуществляется искусство в чистом виде, но где прямо изгоняется все то, что ему было свойственно до сих пор.
По мнению английского искусствоведа Р. Виленского, к абстрактному искусству принадлежат как произведения собственно абстрактного искусства, так и те работы Сезанна, Пикассо и других, в которых даются в абстрагированном виде реально существующие объекты. При этом Р. Виленский считает термин «абстрактное искусство» не вполне подходящим, так как любое художественное произведение представляет собой конкретный предмет (например, всякая картина есть единство грунта, красок, рамы и т. д.). Поэтому, но его мнению, понятие «абстрактное» в данном случае является совершенно неподходящим и не имеет никакого права на существование. Более подходящим он считает термин «архитектурное» искусство.
В широком смысле понятие «абстрактное искусство» трактуется и видным швейцарским абстракционистом Максом Биллом. «Мы называем абстрактным то искусство, — говорит он, — которое появилось в результате абстрагирования и в котором предметы окружающего мира в какой-то форме еще существуют».
Как мы увидим дальше, абстрактное искусство возникло в результате доведения до логического конца приемов кубизма, футуризма и т. д. в процессе абстрагирования их от реально существующих предметов природы, от жизни. Да и сейчас имеются абстракционисты, которые в качестве отправного пункта в создании своих произведений берут реально существующие предметы и, ссылаясь на свои субъективные зрительные восприятия внешнего мира, преображают, искажают эти предметы (Манесие, Фотрие и другие).
Такова та почва, на которой зиждется расширенное понимание абстрактного искусства.
В развитии абстрактного искусства после 1945 года наблюдается ряд весьма характерных явлений. Оно перестало быть одним из многих формалистических течений и очень скоро превратилось в господствующее течение в современном буржуазном искусстве Запада. В нем самом все больше усиливалось влияние так называемого абстрактного экспрессионизма (ташизм, живопись действия, искусство «иной» формы) и все откровеннее проявлялся полный уход от реально существующей действительности, возвеличение субъективизма, произвола, безответственности, подсознательного начала. В связи со всем этим в западной искусствоведческой литературе появляется и скоро становится преобладающим более узкое толкование понятия абстрактного искусства. Эта точка зрения выражена одним из самых авторитетных теоретиков и критиков абстрактного искусства Мишелем Сейфором следующим образом: «Я считаю абстрактным искусством всякое искусство, которое не содержит никакого напоминания, никакого представления о наблюдаемой действительности, независимо от того, является ли эта действительность или не является отправным пунктом творчества художника. Всякое искусство, которое можно законно рассматривать только с точки зрения гармонии, композиции, порядка или непринужденной дисгармонии, контркомпозиции, беспорядка, является абстрактным».
Почти такое же определение абстрактного искусства дает и видный французский теоретик Леон Деган: «Абстрактная живопись — это живопись, которая не воспроизводит видимости внешнего мира и которая не определена этим воспроизведением ни в своих целях, ни в своих средствах, ни в своем духе». И далее: «Абстрактная живопись не стремится к какому-либо воспроизведению внешнего мира; иначе говоря, живопись только тогда является абстрактной в собственном смысле слова, когда к живописному созиданию не примешивается намерение изобразить что-то из предметного мира — вольное или невольное, сознательно или нет. Она не стремится в своих средствах к какому-либо воспроизведению внешнего мира, так как живопись является абстрактной в собственном смысле только тогда, когда она не использует ни одной из условностей и правил языка, свойственных фигуративной живописи.
И по своему духу она не должна быть определена этим воспроизведением, так как она не может стать фигуративной, не перестав быть абстрактной, не может раскрывать логику порядка кажущихся видимостей внешнего мира». Как видим, определение Л. Дегана является еще более узким, чем определение М. Сейфора, хотя они в общем сходятся. Так, если для Сейфора не имеет значения, исходил ли художник в качестве отправного пункта в своем творчестве из реальной действительности, то для Л. Дегана это не все равно. Для него важно, чтобы у художника было осознанное намерение ни в какой форме не воспроизводить реальную действительность, никогда не обращаться к ней, порвать раз и навсегда со всеми основами «фигуративного», изобразительного искусства. Именно точка зрения Л. Дегана в разных ее оттенках и является самой распространенной среди искусствоведов современного Запада. Так, по мнению английского искусствоведа Герберта Рида, сущность всех течений абстрактного искусства одна и та же — «дискредитировать предметы как аспект реальности, воспроизводимый художником, и поставить на их место абстрактный образ, который художник представляет как «открытую» или «существенную» реальность».
Все эти определения более или менее точно характеризуют существенные черты и признаки того явления в упадочном искусстве буржуазного Запада, каким является абстрактное искусство. При этом очень часто все остальное искусство объявляется искусством фигуративным, в силу того, что в нем преобладает изображение — будь то предмет, пейзаж или человек.
Это разграничение, конечно, имеет известное основание и право на существование. И экспрессионизм, и сюрреализм, и примитивизм, и другие модернистские направления в искусстве, как бы они ни деформировали то, что изображают, все-таки остаются в конце концов в пределах изобразительного искусства, их произведения представляют собой изображения реально существующих предметов, лиц, пейзажей и т. д. В этом отношении они отличаются существенным образом от произведений абстрактного искусства, которые в принципе порывают с самим изображением реально существующего мира. Таким образом, абстрактное искусство само ставит себя за пределы изобразительного искусства.
Абстракционизм остается в настоящее время главной опасностью не только для развития, но даже и для самого существования изобразительного искусства. В этом и только в этом смысле разделение искусства на нефигуративное (абстрактное) и фигуративное (изобразительное) имеет некоторое прогрессивное значение, и марксист-искусствовед не может, конечно, пройти мимо него. Нельзя пренебрегать также и тем фактом, что изобразительное искусство, даже когда оно не является реалистическим, все же в состоянии служить, хотя и не столь полноценно, великим идеалам человеческого прогресса и мира (ярчайший пример этому «Герника» IX Пикассо) .
И все-таки мы не должны чрезмерно Настаивать на разделении искусства на фигуративное и абстрактное. Дело в том, что термин «фигуративное» стирает грань, уничтожает существенные различия между реализмом и всеми нереалистическими, формалистическими течениями в современном изобразительном искусстве. В силу всего этого мы считаем термин «фигуративное» слишком общим, неясным, неточным и будем избегать его.
Хотя, как известно, никакое определение не может охватить свой предмет полностью, во всех его проявлениях, и является более или менее приблизительным, мы попытаемся все-таки дать свое определение абстрактного искусства. Как было показано выше, при расширенном понимании абстрактного искусства стираются всякие грани между ним и, например, кубизмом или футуризмом. С другой стороны, более ограниченное определение слишком суживает его пределы. Если намеренное создание таких произведений, в которых яет и намека на реальный мир, рассматривать как основу определения, то в этом случае из собственно абстрактного искусства должен выпасть целый ряд авторов и их произведений. Между прочим, сами авторы подобных определений, прослеживая пути развития абстрактного искусства, включают в него таких художников, которые не подходят под их определения. Для них художниками-абстракционистами в одинаковой степени являются как Кандинский, Поллок, Матье, чьи произведения созданы совершенно произвольной фантазией художника, так и Делоне, Фотрие, Базен, чьи произведения созданы путем сложной субъективистской переработки отдельных черточек, граней, сторон природы.
В силу всего этого нам кажется, что под абстрактным искусством правильнее будет понимать такое искусство, которое возникает как путем сознательного отстранения, абстрагирования художника от реально существующего мираг так и путем отталкивания от реально существующей действительности, когда берется та или иная сторона, черта, свойство этой действительности и затем абстрагируется от остальных свойств, видоизменяется, совершенно отрывается от виденного явления. Двумя - как будто различными путями получаются в конце концов одинаковые, как правило, неразличимые результаты. И в том и в другом случае нарушается, искажается, уничтожается самая суть изобразительного искусства. Изображение в таком искусстве уже не воспринимается как передача каких-то реальных вещей, явлений, событий природы и жизни. Они не являются даже изображениями, сконструированными из предметов реального мира, как это бывает, например, в кубизме. В сущности, они теряют свойство изображения. Поэтому мы могли бы определить абстрактное искусство и как такое искусство, которое сознательно или бессознательно порывает с основным принципом любого изобразительного искусства, с изобразительностью, отрывая, искажая, абсолютизируя лишь отдельные его элементы, как-то: линию, цвет, объем и т. д.
Это определение абстрактного искусства сделано прежде всего с точки зрения его отношения к изобразительному искусству. Но чтобы определить абстракционизм более точно, надо сопоставить его и с декоративно-прикладным искусством, в том числе с орнаментом и вообще с неизобразительными искусствами. В дальнейшем мы постараемся сделать это более подробно. Здесь нам представляется необходимым указать на главное различие между ними. В то время как орнамент имеет служебную функцию и органически связан с тем или иным предметом, который он украшает, абстрактное искусство всегда носит «самоценный» характер, претендуя на самостоятельное значение.
Если бы мы рассмотрели более детально различные виды искусства с точки зрения их отношения к действительности, то, несомненно, пришли бы к выводу, что все они независимо от своих специфических особенностей представляют собой отражение действительности в той или иной форме. Абстракционизм же не только абстрагируется от действительности, но его «изображения» вообще теряют какой-либо смысл и определенное конкретное значение. Поэтому естественно возникает вопрос: можно ли вообще называть абстракционизм искусством, если он абстрагируется от действительности и от действительного, человечески осмысленного назначения искусства? Ответ напрашивается сам собой: нет.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.