Введение


Атанас Стойков. "Критика абстрактного искусства и его теорий"
Изд-во "Искусство", М., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


В последнее время в Советском Союзе и в странах народной демократии выходит все больше статей, отдельных книг и брошюр, анализирующих теорию и практику абстрактного искусства. Это отнюдь не случайно. Как раз последние годы на Западе характеризуются засильем абстрактного искусства.
Его апологеты, теоретики, его богатые покровители в лице не только частных галерей, фондов, торговцев произведениями искусства, но и государственных музеев современного искусства (в Нью-Йорке, Париже и др.) и других официальных учреждений устанавливают, по образному выражению итальянского художника Ренато Гуттузо, подлинную диктатуру абстракционизма. В этом отношении особенно примечательны два факта последнего времени. Это, с одной стороны, стремление организаторов международных выставок (Биеннале в Венеции, выставки в Сан-Пауло и в Касселе, молодежное Биеннале в Париже) сделать эти выставки обзором не всего мирового, а только одного абстрактного искусства. Во-вторых,—это неприкрытое стремление самых известных буржуазных эстетиков и искусствоведов, выявившееся на таких международных научных конгрессах и форумах, какими были IV конгресс по эстетике в Афинах (1960) или Международный съезд искусствоведов в Варшаве (I960), говорить об абстрактном искусстве как синониме современного искусства, игнорируя не только реалистическое, но нередко и вообще «фигуративное» (изобразительное) искусство.
Таким образом, значение борьбы против абстрактного искусства определяется прежде всего тем, что оно стало главным течением современного упадочного западного искусства. Именно в нем наиболее очевидно и наглядно раскрываются те пороки и внутренние противоречия, которые свойственны всем упадочным течениям изобразительного искусства на современном Западе. Именно абстрактное искусство доводит до крайнего предела, абсолютизирует отход художника от объективной действительности, от природы и-жизни. Вместе с тем абстракционизм раскрывает наиболее полно и ярко всю порочность формализма.
Таким образом, критика абстрактного искусства долж на быть вместе с тем критикой формализма вообще, должна помогать развитию реалистических направлений на Западе. А это очень важно, в особенности если иметь в виду, что в ряде капиталистических стран голоса в защиту реализма еле слышны, что художникам реалистического направления приходится работать и творить в невероятно трудных условиях, проявлять огромную выдержку, силу убеждения и характера. Наш прямой интернациональный долг — помогать всеми силами этим художникам, так как только они действительно определяют лицо современного искусства.
Но борьба против абстракционистского искусства и его теорий имеет огромное значение и актуальность и для наших социалистических стран. Стремясь выработать свою творческую индивидуальность, свой творческий почерк, некоторые художники, в особенности молодые, как в Советском Союзе, так и в Болгарии и в некоторых других странах иногда увлекаются сугубо формальными поисками, порой переходящими в формализм. Эти формалистические увлечения молодых художников зачастую не являются самостоятельными, а связаны с влиянием то французских постимпрессионистов, то немецких экспрессионистов. Заботливо и терпеливо мы должны помочь этим молодым художникам осознать не только свои заблуждения и ошибки, но и их сильные стороны, их достижения. По нашему мнению, аргументированное разоблачение как практики, так и теории абстрактного искусства помогает этому. Оно дает молодым художникам возможность понять и ощутить еще глубже все преимущества метода социалистического реализма, значительно расширяет и обогащает их духовную и художественную культуру. Тем более что наша критика абстракционизма ставит себе целью не только опровергнуть и разоблачить его как направление, враждебное искусству, но и показать всю силу; глубину, жизненность, эстетическое богатство реалистического искусства.
Нередко выступления нашей печати против абстрактного искусства носят упрощенный характер. Об абстрактном искусстве и абстрактных художниках пишут как о чем-то одинаковом, подчеркивая, что полотна абстракционистов представляют собой только совершенно бессмысленное нагромождение разных пятен и линий, берут под обстрел главным образом наиболее уродливые проявления абстракционизма, над которыми и на Западе смеются. Конечно, подобные возмутительные явления должны разоблачаться и высмеиваться как характерные черты столь рекламируемого западного образа жизни. Но нельзя ограничиваться поверхностным осмеянием всего абстрактного искусства. Этого мало для его разоблачения и борьбы с ним, ибо оно войсе не сводится к нелепым курьезам.
Мы не должны забывать, что абстракционизм — сложное явление. Абстрактным искусством увлекались и увлекаются я способные, умные, талантливые художники. Они, а не всякого рода шарлатаны, халтурщики, предприниматели были создателями и являются опорой абстракционизма.
Вот почему, если мы хотим по-настоящему раекрыть существо абстрактного искусства, его истоки и тенденции и вместе с тем разоблачить его практику и теорию, мы должны иметь в виду прежде всего произведения и искания его настоящих, искренних и талантливых представителей.
Когда мы выступаем против абстрактного искусства, нам никогда не следует забывать, что, хотя оно и представляет собой главное течение в современном изобразительном искусстве Запада, оно не является в нем единственным. Картина упадка искусства буржуазного Запада гораздо сложнее. Мы должны вести непримиримую, упорную борьбу как против абстракционизма, так и против других модных упадочных течений современного искусства. Ряд фактов свидетельствует о некотором оживлении и активизации за последнее время сюрреалистов, стремящихся изменить ориентацию, привлечь к себе внимание публики. Самое яркое свидетельство этого — последняя, VIII Международная выставка сюрреализма, состоявшаяся в Париже (декабрь 1959 — январь 1960). Ее основной темой была эротика, которая, по мнению буржуазной печати, соответствует «веку стриптиза» и дает возможность сюрреалистам «сделаться понятными широкой публике, разорвать «волшебный круг, отделяющий их от масс. Даже выставочное помещение было соответствующим образом организовано и оформлено как своего рода «преддверие желаний», «кабинет фетиша», где громкоговоритель все время передавал полушепотом любовные излияния женщины, находящейся «в трансцендентном состоянии».
Это воспевание самой разнузданной эротики, являющееся одним из характернейших признаков буржуазного искусства вообще, является не менее опасным, чем абстрактное искусство. Стоит в этой связи подчеркнуть также, что нередко эротическая тема в своем обнаженном и отвратительном виде появляется и в работах художников - абстракционистов.
Современное буржуазное искусство создает какую-то фантастическую и мистическую картину мира, притом в неумелой, даже неграмотной с профессиональной точки зрения манере. Несмотря на все это, примитивизм продолжает почитаться в буржуазных странах. И это не случайно. Современная империалистическая буржуазия, ее деятели готовы в конце концов признать и абстракционизм, и сюрреализм» и примитивизм, и экспрессионизм, и даже так называемый академический реализм. И хотя реакционные деятели искусства и культуры могут даже спорить между собой, отстаивать различные точки зрения, поднимать на щит тех или иных художников, все-таки, когда речь заходит о реализме, тем более о социалистическом реализме, они единогласно бранят и отрицают его.
Объективное рассмотрение состояния и развития современного искусства должно показать, что не формалистические течения, в том числе и абстракционизм, являются достижением и образцом искусства XX века. Это рассмотрение показало бы, что именно реалистическое искусство и его виднейшие представители, а также такие большие, хотя и противоречивые художники, как П. Пикассо, Ф. Леже, А. Матисс, определяют облик современного искусства и его высокие достижения. Именно это искусство ярко выражает нашу современность — страдания, тревоги, чаяния и борьбу миллионов трудящихся за мир и лучшее будущее.

продолжение книги ...