Щедрый талант (О скульпторе С. Т. Коненкове (р. 1874)


В. И. Гапеева, Э. В. Кузнецова. "Беседы о советских художниках"
Изд-во "Просвещение", М.-Л., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


На следующий день после великого события, потрясшего весь мир,— первого полета в космос, совершенного советским человеком,— выдающийся мастер русской и мировой скульптуры XX века Сергей Тимофеевич Коненков писал в одной из московских газет: «Обычно в минуты такого небывалого подъема и восторга люди искусства смущены и робко говорят о том, что нет еще в человеческом языке слов, которыми можно полностью выразить всю суть, все величие совершенного, всю глубину переживаемого... Надо раз и навсегда отбросить традиционный разговор о том, что «не хватает слов». Великие дела должны родить и великое слово! Пусть будет оно сказано вдохновенным голосом, резцом и палитрой, величественной, самой прекрасной симфонией, когда-либо звучавшей на земле».
Эти слова как нельзя более полно характеризуют Коненкова. Решительное и действенное стремление сказать «великие слова о великих делах» свойственны всему искусству замечательного художника.
Творческий путь Коненкова охватывает более полувека, отмеченного грандиозными историческими событиями, сменой различных социальных эпох. Он родился всего лишь через тринадцать лет после отмены крепостного права в России, а сейчас живет и работает в великую эпоху строительства коммунизма в нашей стране.
Большой и нелегкий путь прошел Коненков в искусстве. Он создал множество великолепных произведений, ставших этапными в его творческом развитии, познал горечь отдельных неудач, разочарований. Но страстная увлеченность, юношеский задор, высокий порыв духа были всегда неизменными спутниками его творчества.
На протяжении всего своего большого творческого пути Коненков тесно связан с народом, с его интересами и чаяниями, мыслями и устремлениями.
Именно эта горячая искренняя готовность отозваться на коренные общественные проблемы жизни, на все новое, передовое помогла скульптору завоевать редкостное творчеекое долголетие.
Поистине потрясающей, даже фантастической представляется его неустанная энергия, колоссальная работоспособность в последние годы на девятом десятилетии жизни. Только в недавние годы Коненков исполнил серию превосходных портретов, многофигурные фризы для Драматического театра в Петрозаводске, грандиозный проект памятника В. И. Ленину, новый вариант монументальной композиции «Самсон», горельефы для здания Института геохимии и множество других произведений...
Если к этому добавить большую общественную деятельность Коненкова, его частые выступления со статьями в печати, то перед нами раскроется облик человека неувядаемой силы, редкостного трудолюбия, большого таланта и великой души.
...Среди нескончаемых могучих лесов и широких долин затерялась небольшая деревня Караковичи на Смоленщине. Здесь 10 июля 1874 года родился Сергей Тимофеевич Коненков. Его детство протекало в семье, где превыше всего ценили и уважали способность человека трудиться, своими руками добывать себе счастье.
С детства полюбил мальчик родные сказки и предания. Вечерами, затаив дыхание, он вслушивался в слова старого деда, неторопливо рассказывавшего ему старинные легенды.
Природа родного края, ее леса, поля, реки были бесконечно близки сердцу будущего художника.
«Именно здесь,— писал он впоследствии,— среди милой сердцу среднерусской природы, я ощутил непоборимое стремление сделать добро людям, послужить родному искусству. Я никогда бы не стал художником-скульптором, если бы с детства не полюбились мне шум леса, журчание родников, чудесная Десна, раздольные и душевные русские народные сказки и песни».
Очень рано начал Коненков рисовать.
«Мне не было еще пяти лет, когда я впервые потянулся к карандашу. Рисовал я зайцев, медведей и коров с пастухом. Мне стали покупать карандаши и бумагу. Я вырезывал свои рисунки, наклеивал их на стекло в окна, чтобы они были видны и снаружи. Ворота и заборы разрисовывал углем».
Судьба улыбнулась крестьянскому мальчику, и вскоре он получил возможность поступить в гимназию города Рославля. Учился он с огромным желанием и добросовестностью. Увлечение рисованием становилось все серьезней и углубленней. Коненков решил стать художником. В 1892 году он держит экзамены в Московское училище живописи, ваяния и зодчества и становится его учеником.
В 1898 году за статую «Камнебоец» он был удостоен большой серебряной медали. Сюжет был подсказан живыми впечатлениями детства и юности. Художник видел камнебойцев, работающих на дороге. По многу часов, не разгибая спины, они дробили камни. С одним таким рабочим, Иваном Куприным, Коненков подружился. Куприн часто приходил к скульптору, рассказывал о своей тяжкой судьбе. Таким и вылепил его Коненков — мужественным, сильным, мудрым, несломленным. Босой камнебоец в минуту короткого отдыха примостился на камне и свертывает цыгарку. Усталое, скорбное выражение лица, опущенные плечи, натруженные мускулистые руки красноречиво говорят о трудной, безотрадной жизни.
С этого первого произведения, собственно, и начинается творческая деятельность Коненкова. Зародившийся в студенческие годы интерес к человеку труда, к народной жизни красной нитью пройдет через все творчество художника.
Искусство Коненкова теснейшими узами связано с современностью, событиями общественной жизни. Революция 1905 года вдохновила художника на создание портретов ее участников.
В эти же годы откликом на революционные события явились и его произведения «Атеист», «Славянин», «Крестьянин» и наиболее прославленное «Нике».
«Нике» Коненкова — это не повторение скульптуры античной богини победы... Коненков воспользовался лишь символикой мифологического имени. Его «Нике» — это улыбающаяся русская девушка, излучающая радость и торжество.
Чуть запрокинув голову, девушка в порыве устремилась вперед. Ее лицо озарено таким вдохновением и внутренним светом, что невольно останавливает внимание зрителя; когда смотришь на нее, становится тепло и радостно на душе. Она полна пророческой веры в прекрасное будущее, в торжество разума и правды.
«Нике» явилась символом эпохи, выражением ее свободолюбивых устремлений.
Национальные истоки творчества Коненкова становятся особенно очевидными, когда знакомишься с его работами в дереве. Дерево в руках Коненкова обретает вторую жизнь. Неистощимая творческая фантазия, богатое воображение, любовь к народному эпосу позволили художнику создать увлекательный мир сказочных героев, причудливых лесных существ.
Здесь «Вещая старушка» и молчаливый «Старичок-полевичок», «Лесовик» и «Стрибог». При всей их фантастичности и сказочности, они очень жизненны, убедительны. В них видишь характерные черты русских крестьян, подмеченные скульптором у своих земляков. Фантастика Коненкова всегда тесно связана с реальной жизнью. Он умеет видеть природу и людей тоньше и глубже других, его воображение всюду открывает увлекательные образы, но вымысел никогда не становится для него самоцелью.
«Фантастический мир, — вспоминает Коненков, — был для меня очень реальным. В ночном лежишь у костра, задумаешься и чудится, что стоит рядом неизвестно откуда взявшийся старичок. А всмотришься — и видишь: вовсе это не старичок, а просто обгоревший пень. На опушке леса притаилась старушка, смотрит, как костер догорает. А на самом деле — это только дерево.
...Мог ли я думать тогда, что в этом мире сказки уже зарождались мои будущие произведения».
Коненков прекрасно чувствует особенности дерева, его специфику. Под его умным, смелым и точным резцом возникают то прекрасные певучие, гармоничные формы и линии девичьих фигур, русалок, русских красавиц, то вросшие в корявые стволы и корни «вещие» старики и старушки, веселые лешие, то причудливой формы мебель, когда на стол заглядывают лукавые белочки, а кресла состоят из крыльев лебедя, орла или изогнувшейся змеи.
Эти произведения тесно связаны с жизнью природы, с народной поэтической фантазией.
После событий Великого Октября Коненков активно включился в строительство новой культуры, служащей делу революции. Он возглавляет Московский Союз скульпторов, принимает деятельное участие в осуществлении ленинского плана монументальной пропаганды. Упоенно, с огромным увлечением, иногда Сутки напролет, работал в ту пору художник.
В 1918 году в присутствии Владимира Ильича Ленина состоялось торжественное открытие мемориальной доски «Павшим за мир и братство народов», выполненной скульптором. В конце 1923 года С. Коненков с группой московских художников едет в Америку. Слава замечательного русского мастера давно была известна за пределами нашей Родины. Поэтому не удивительно, что он сразу же получает сотни предложений вылепить портреты ученых, артистов, общественных деятелей. Увлеченный работой, Коненков надолго остается за рубежом. Только в 1945 году художник вернулся на родину.
Все годы своей жизни за границей Коненков оставался советским гражданином, и горячая искренняя любовь к родному краю ни на минуту не покидала сердце художника.
Большинство его произведений, выполненных за этот период, посвящено русским темам и русским людям.
Основное место в его творчестве стала занимать портретная тема. В 30-х годах он создал портреты Ф. Шаляпина. И. Павлова, Ф. Достоевского.
Чаще всего внимание Коненкова привлекают люди с богатым внутренним миром, люди, о которых можно многое сказать. Проблема портретного сходства никогда не была для него самоцелью. Он считает свою работу успешной лишь тогда, когда ему удается выявить в портрете основные черты личности того или иного человека.
В портрете Ф. Шаляпина мы ощущаем величие духа, пламенный темперамент и подлинный артистизм гениального русского певца. В портретах И. П. Павлова нас захватывает красота человеческой мысли, неиссякаемой мудрости.
Но, пожалуй, нигде Коненков не достигал такой глубины психологической характеристики, как в портрете Ф. Достоевского, одной из лучших работ мастера.
Сложность, противоречивость творчества русского писателя, его мучительные сомнения и раздумья, поиски выхода, трагическая обреченность и вместе с тем сильная воля, ясный ум — все это выражено в портрете.
Коненков не случайно избрал полуфигурную композицию. Здесь все несет смысловую нагрузку — и поза, и опущенные ссутулившиеся плечи, и особенно руки, передающие жест отчаяния и безысходности.
В пору возвращения Коненкова на родину ему шел семьдесят второй год. Но скульптор и не помышлял «подводить итоги».
Встреча с родной землей словно окрылила его, озарила второй молодостью, могучим приливом творческих сил. Художник сразу же включился в напряженную работу. Новые произведения одно за другим выходят из его мастерской. Здесь портреты наших современников и людей далекого прошлого, монументальные фигуры и рельефы.
В серии портретов 40—50-х годов скульптор изображает людей труда и науки, деятелей культуры и искусства, и каждый человек предстает перед нами во всей своей индивидуальной неповторимости и своеобразии.
Вот портрет Н. Д. Зелинского (1952). Перед нами очень скромный, спокойный человек. На лице печать мудрости, зрелости и вместе с тем юношеской восторженности, увлеченности миром, жадного интереса к нему. Так раскрывается вечная неугасимая страсть к познанию, которая составляла смысл жизни великого русского ученого.
Тонким поэтическим чувством проникнуты портреты Надежды Алексеевны Пешковой, ее дочери Марфиньки и внучки Ниночки. В каждом из них своя прелесть, неповторимое очарование.
Особое место в серии портретных работ последних лет занимает портрет греческого патриота — борца за мир Никоса Белояниса (1951). Скульптор изобразил его с цветком в руке. Идя на смерть, он улыбается солнцу, красоте мира, будущим поколениям. Портрет Белояниса — дань памяти этого простого и мужественного человека, который был влюблен в жизнь и погиб во имя жизни. В 1959 году Коненков выполняет портрет еще одного национального героя современной Греции — Манолиса Глезоса.
Высшим достижением художника в портретном искусстве явился его замечательный «Автопортрет», за который в 1957 году он был удостоен Ленинской премии.
Человек огромного творческого горения, взлета фантазии, вдохновенной мысли предстает перед нами в его «Автопортрете». Гордо приподнята голова, вдаль устремлен взор, развеваются волосы. Для портрета характерны широта, размах, величавость. Это творец, художник-гражданин, сын своего народа.
Коненков так рассказывал о своем замысле:
«Когда в тиши своей мастерской я работал над «Автопортретом», относясь к этому, как к глубокому раздумью, я думал не только о портретном сходстве, а прежде всего хотел выразить свое отношение к труду и искусству, свое устремление к будущему, в царство постоянной правды и справедливости»!.
Коненкову удалось создать в «Автопортрете» глубоко типический образ художника-современника, человека высокого накала чувств и сильных страстей.
«Автопортрет» достойно венчает серию скульптурных работ художника, посвященную людям искусства.
Коненков и по сей день полон творческой энергии, жизненного энтузиазма. Он работает с увлечением. Все, к чему прикасается рука художника, приобретает одухотворенность. Он никогда не творит с равнодушным сердцем. Искренняя взволнованность, живой интерес к жизни и событиям, страстная увлеченность — неизменные спутники Коненкова в его работе.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.