Портретные работы П. Д. Корина (р. 1892)


В. И. Гапеева, Э. В. Кузнецова. "Беседы о советских художниках"
Изд-во "Просвещение", М.-Л., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


Когда, 32 года тому назад, Алексей Максимович Горький увидел работы молодого Корина, он крепко пожал ему руку и сказал: «Вы большой художник. Вам есть что сказать. У Вас настоящее, здоровое искусство».
Горький отметил основные, определяющие творчество Корина черты — содержательность и народность.
Павел Дмитриевич Корин родился в селе Палех, где с давних времен жили поколения художников, наследников великого искусства Древней Руси.
«Я художник не по призванию, а по рождению», — не раз говорил Корин. Его отец, деды и прадеды — царские живописцы,, чей талант прославил Палех. Корин рисовал с детства, В 16 лет, окончив местную иконописную школу, он был уже зрелым мастером. Годы юности, проведенные в Палехе, оставили неизгладимый след в творческой жизни Корина, Здесь, в широком раздолье полей, в неоглядной русской дали, открывающейся за селом, с ее могучим простором, тонкой прелестью берез родилась любовь художника к родной природе.
Мечта о большом искусстве приводит его в Москву. Корин поступает в Московское училище живописи. Здесь в 1911 году он впервые встречается с художником М. В. Нестеровым, который становится для него не только учителем, но и большим: другом. Формирование Корина как портретиста во многом определялось влиянием Нестерова, силой его таланта. Большое значение для Корина имело знакомство с Горьким, высоко оценившим работы художника. С помощью Горького Корин получил возможность поехать в Италию, познакомиться там с произведениями западноевропейского искусства.
В 1932 году Корин возвратился из заграничной поездки и привез с собой созданный в Сорренто, в гостях у писателя, его портрет.
По мнению самого Горького, это лучший портрет, написанный с него. Портрет захватывает нас своей монументальностью и величием и вместе с тем драматизмом, тревогой.
Горький стоит чуть ссутулившись, рука его тяжело опирается на палку, устало серьезен взгляд полуопущенных глаз, глубокие морщины пролегли у рта. Его облик суров, даже сумрачен. За фигурой писателя открывается красивый итальянский пейзаж. Горький был тяжело болен и для лечения был вынужден уехать в Италию. Тоска по родине с каждым днем становилась все невыносимей, все мучительней. Может быть, в этот момент и запечатлел его Корин. Отсюда, вероятно, некоторая мрачность Горького, драматическая взволнованность в портрете.
Однако такая трактовка ничего общего не имеет с безысходностью пессимизма, наличие которого в портрете пытаются утверждать некоторые искусствоведы.
Портрет глубоко гуманистичен, он выявляет силу разума и интеллекта большой незаурядной личности Горького. Высокая человечность живет в самом образе, в отношении к нему художника.
Может быть, портрету пролетарского писателя, буревестника революции, не достает романтической страстности, пафоса утверждения. Но разве от этого коринский образ Горького становится менее убедительным и полнокровным? Каждому художнику свойственно свое видение мира, свое понимание человека.
Для портретов Корина всегда будет характерно глубокое раскрытие внутренней сущности человека, утверждение его духовной силы и красоты.
«Всем напряжением своих сил старался я найти и воплотить то главное, что делает человека значительным — величие духа, огонь сердца», — писал Корин.
В конце 30-х — начале 40-х годов с особой силой развернулся талант Корина-портретиста. В эти годы им написаны портреты Л. М. Леонидова, М. В. Нестерова, В. И. Качалова, А. Н. Толстого, академика Н. Ф. Гамалея и портрет пианиста К. Н. Игумнова. При всей индивидуальности каждого в портретах есть общие, присущие Корину черты — стремление проникнуть в душу, постичь сокровенные глубины внутреннего мира портретируемого. Много и долго работал Корин над каждым из портретов, иногда по 15—20 сеансов. Вероятно, это обстоятельство и объясняет ту поразительную силу постижения характеров, которая так свойственна таланту Корина.
Корин в отличие от Нестерова редко изображает человека в действии, в труде, он отказывается от изображения деталей обстановки, атрибутов профессии. Но он с необыкновенной глубиной раскрывает внутренний мир своих героев, проникает в тайники их сердца.
Вот портрет народного артиста Леонида Мироновича Леонидова. Казалось бы, он внешне неподвижен. Сидит в кресле и в упор смотрит на зрителя немолодой, слегка обрюзгший человек с глубокими складками у переносицы. Но вглядитесь внимательно в его серьезное, усталое, с немного скептическим выражением лицо, в его слегка прищуренные, зоркие, словно сверлящие зрителя глаза и вы почувствуете глубокие переживания артиста, его душевную боль и тревогу. Так за внешней неподвижностью чувствуется огромная внутренняя динамика образа, волнение художника.
Портреты Корина всегда интересны композиционно, в них нет ничего привнесенного, придуманного. Корин с самого начала видит модель именно в данном художественном решении. Только так она живет для него. Быстро и точно находит он композицию в карандашном рисунке, собственно этим и ограничивается его подготовительная работа к портрету. Все остальное выполняется в холсте непосредственно с натуры.
Как глубоко отлично, например, решение портрета М. В: Нестерова с его угловатостью и остротой, страстностью, темпераментом и непримиримостью от портрета артиста В. И. Качалова с его благородным артистизмом и одухотворенным спокойствием или от портрета художника М. А. Сарьяна с его сосредоточенностью и углубленностью. Но в каждом из них словно видишь личность самого художника, его непримиримость ко всему пошлому, обыденному как в жизни, так и в искусстве.
В портретах Корина ощущаешь нравственную чистоту, духовную красоту его моделей. Именно таких людей — людей «высокой красоты духа» и старался писать художник.
Мимо коринских портретов не пройдешь, не ограничишься беглым взглядом. Они захватывают смелостью, красотой отточенного живописного языка, они требуют вдумчивого, серьезного отношения к себе, так как в них вложена мысль художника, его чувства, его волнения.
Одной из центральных работ в творчестве Корина в последние годы явился групповой портрет народных художников СССР М. В. Куприянова, П. Н. Крылова и Н. А. Соколова (Кукрыниксов), 1958 г.
«В 1956 г., — писал Корин, — я задумал написать портрет моих друзей, прекрасных художников М. В. Куприянова, П. Н. Крылова и Н. А. Соколова и объединить их во всемирно известном художнике мощной политической сатиры Кукрыниксы. Их сатиры-плакаты во время Великой Отечественной войны разили врага не хуже наших «Катюш», и по сие время они в политической сатире стоят на передовой линии...»
Задача, стоявшая перед художником, была необычайно трудна. Надо было показать индивидуальные особенности каждого и в то же время, не стирая различия, соединить их в одно художественное целое.
Корин великолепно справился с решением этой проблемы. Образ каждого художника чрезвычайно многогранен, и вместе с тем передана их общность, духовная и интеллектуальная близость, сердечность и теплота отношений.
В этом портрете в отличие от многих других большую роль играют детали — плакаты на стене, баночки с красками, эскизы на столе, — они очень органично включены в художественную ткань произведения.
Сложные сочетания ярких красок: черной, красной, синей, желтой и других — повышают эмоциональную приподнятость портрета. «Много труда, — признавался художник, — положил я на этот портрет, много, много труда. Но в нашем искусстве есть одна трудная, самая жестокая, самая неумолимая дисциплина — «стирать пот с лица искусства», предоставляя ему (поту) спину творца. Художник должен восхитить зрителя своим искусством, скрыв от него тяжелый изнурительный труд».
Таким всегда был и остается Корин, художник величайшей скромности и яркого таланта, большого упорства и трудолюбия. Его благородный труд высоко оценен в нашей стране.
В 1962 году художник П. Д. Корин был удостоен самой высшей награды — Ленинской премии.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.