Тема индустриального труда в произведениях П. И. Котова (1889—1953)


В. И. Гапеева, Э. В. Кузнецова. "Беседы о советских художниках"
Изд-во "Просвещение", М.-Л., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


...Это были годы первых пятилеток. На глазах менялся облик страны. Прежде отсталая, аграрная Россия великим трудовым подвигом народа превращалась в могучую индустриальную державу.
Разве мог советский художник пройти мимо этих огромных исторических сдвигов и перемен? Еще никогда художники не ощущали так остро потребности жить интересами народа, показать его великий трудовой порыв.
«Искусство — на службу социалистического строительства!» — таков был девиз времени.
В те годы на лесах новостроек, в палатках геологов, на рудниках и шахтах нередко можно было встретить художника с этюдником, писателя, делающего черновые наброски романа. Каждый день был днем героического труда, днем подвига и славы, каждый день приносил множество волнующих и ярких тем! Вот почему в эти годы тема труда стала ведущей темой советского искусства. Советская литература подарила народу такие художественные произведения, как «Время вперед» В. Катаева, «Цемент» Ф. Гладкова, «День второй» И. Эренбурга, «Гидроцентраль» М. Шагинян и другие.
Именно в этот период с особой силой развернулось большое дарование художника Петра Ивановича Котова. Грандиозность и размах великой симфонии труда захватили его. Он побывал на Кузнецкстрое, в Донбассе, Красном Сормове. Там по живым впечатлениям он делал этюды, наброски, зарисовки каменщиков и землекопов, бетонщиков и горняков, судостроителей и металлургов. Эти работы, подчас беглые и незаконченные, но наполненные трепетным дыханием жизни, легли в основу его будущих полотен. Вот одна из лучших его картин «Домна № 1, Кузнецкстрой».
....На фоне быстро бегущих облаков, гонимых резким порывом ветра, возвышается гигантская доменная печь — творение человеческих рук. И хотя на картине мы почти не видим людей, но ясно чувствуем вдохновенную романтику трудовых будней строителей социализма.
Тема решена художником эмоционально и выразительно. Бегущие облака создают впечатление бурного движения, порыва. Зритель смотрит на домну как бы снизу, и она захватывает его своим величием, воспринимается как торжественный гимн победному шествию советского человека.
Летом 1935 года Котов с группой художников ездил по Волге, ознакомился с новыми волжскими заводами. Около месяца длилась эта поездка.
«Мы своими глазами видели дружную кипучую работу на заводах-гигантах, видели новых людей, умных и дельных, типы рабочих, инженеров, директоров, сознательно и гордо делающих большое дело своей страны. Видели могучий рост нашей тяжелой индустрии и обновленные города», — писал в своих воспоминаниях один из участников поездки художник А. А. Рылов.
Во время поездки и нашел Котов свою большую и значительную тему. Ему захотелось передать трудовые будни завода «Красное Сормово» в Горьком, завода-исполина, с его огромными, оборудованными новейшей техникой цехами и судоверфями, со славными революционными традициями. Художник задумал создать картину «Красное Сормово» для выставки «Индустрия социализма». Он делает к ней множество этюдов, подготовительных работ. Интересно, что каждая из них воспринимается как законченная картина, имеющая вполне самостоятельное значение. Художник пишет рабочих в производственной обстановке, показывает сормовичей разных поколений. Здесь и пытливый; любознательный ученик, с напряженным вниманием изучающий деталь («Ученик»), и изображенная во весь рост работница («Работница «Красного Сормова»), и девушки в спецовках («Электросварщицы в Сормове»). Есть здесь и представители старшего поколения («Ударник-слесарь»).
На фоне широких просторов Волги и вечернего неба выделяется фигура рабочего. Он стоит на палубе строящегося парохода и напряженно всматривается вдаль. Удачно решен и образ работницы завода «Красное Сормово».(«Ударница»). Кажется, на миг она оторвалась от дела и повернула к художнику свое умное, волевое, сосредоточенное лицо. Сколько энергии, решительности в ее облике, сколько устремленности в будущее в ее взгляде!
Все это люди эпохи великой стройки. Труд стал содержанием всей их жизни, радостью и вдохновением. Несмотря на внешнюю будничность, образы героев поистине романтичны в высоком понимании этого слова.
Характерно, что во всех портретах значительное место отведено пейзажу. Широкая даль Волги, дымящиеся у причала пароходы, лебедки, самоходные баржи, быстрые катера — все это не просто декоративный фон для портрета, а органически неотъемлемая часть общей композиции картины.
Завершающим этапом в работе над «сормовским циклом» явилась картина «Красное Сормово» (1938).
...Солнечный день. Спокойная гладь широкой Волги. Серебрятся на небе легкие облака. На фоне безмятежной, ласковой природы разворачивается напряженная кипучая работа. Перед нами палуба строящегося корабля. Шипит паяльник в ловких руках электросварщика, стучит молотом работница. В центре стоит молодая женщина с канатом в руках. Взгляд ее обращен в сторону величавых волжских просторов. Здоровьем, крепостью и силой веет от сормовских работниц, дело кипит в их проворных и быстрых руках.
Котов впервые строит такую сложную композицию, свободно и живо располагая фигуры, верно передавая их позы, жесты, лица. От темных красок ранних работ он пришел к светлым радостным тонам, к благородному серебристому колориту. В этой картине как бы слились воедино темы индустриального пейзажа и труда простых советских людей.
Сормовские работы явились новым и важным звеном в творчестве художника, сыгравшим исключительную роль в дальнейшем развитии его искусства. Именно в Сормове Котов определил свой основной жанр, в котором впоследствии он и выдвинулся в первые ряды советских живописцев, — жанр портрета. В этой области искусства ему принадлежат такие замечательные работы, как портреты скульптора И. Д. Шадра, художника В. С. Сварога, хирурга Н. Н. Бурденко, академика Н. Д. Зелинского и других, отличающиеся глубиной психологической характеристики.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.