Е. М. Чепцов (1874—1950) «Заседание сельской ячейки»


В. И. Гапеева, Э. В. Кузнецова. "Беседы о советских художниках"
Изд-во "Просвещение", М.-Л., 1964 г.
OCR Artvek.Ru


...Вот и «гвоздь» —
«Заседание сельской ячейки»:
На эстраде у стенок скамейки.
На скамейке четыре Антипа;
Выступает оратор обычного типа
Может быть, не совсем разбитной,
Может быть, краснобай не ахтительный
Но такой бесконечно родной,
Но такой умилительный!
Так писал Демьян Бедный о появившейся на выставке 1924 года картине Ефима Михайловича Чепцова «Заседание сельской ячейки».
...Перед нами сцена небольшого сельского клуба. На деревянных скамьях сидят коммунисты — президиум сельской партийной организации.
Буднично, просто и вместе с тем убедительно, правдиво передана обстановка собрания, та серьезная и спокойная деловитость, с которой активисты села обсуждают важные вопросы своей жизни. Выступает секретарь партийной ячейки. Чувствуется, что он с трудом находит слова, и речь его не блещет внешней красивостью, но зато его мысли и чувства понятны всем, доходят до сердца каждого. Это один из тех людей, которые пришли к власти вместе с революцией и принесли с собою искреннюю преданность и страстность в борьбе за подлинные интересы трудящихся.
Чепцов не приукрашивает, не идеализирует своих героев, он показывает их такими, какими они были в жизни, какими их увидел сам художник.
Интересно, что в основу картины легли его личные воспоминания и впечатления. Однажды в селе Медвенке, где родился и провел свои юные годы художник, в один из своих приездов он присутствовал на собрании актива деревни. Его восхитило и поразило, что простые сельские труженики, в недавнем прошлом забитые и нищие крестьяне-бедняки, свободно выходили на сцену и выступали перед народом, говорили о своих нуждах, о задачах строительства новой деревни, говорили убежденно и взволнованно. «Я тихо спросил соседа, — пишет Е. Чепцов, — кто этот оратор?» — «Да это с соседней деревни крестьянин». Выступает новый оратор, еще лучше прежнего говорит. «А этот кто? — «А этот — столяр».
Чепцов был настолько потрясен теми переменами, которые произошли в жизни его родной деревни, что не мог не запечатлеть всего увиденного. Художник сумел верно почувствовать в происходящем то, чему принадлежит будущее, сумел угадать в часгном эпизоде типичное явление современности.
Рука сама взяла карандаш, и художник начал работать, работать с необыкновенным увлечением и энергией. Стремясь к документальной точности, Чепцов прежде всего обращается к натуре, изучает людей, обстановку, где происходило собрание. Крестьяне охотно соглашались позировать художнику. Не случайно Чепцов называл впоследствии эту картину «коллективным портретом».
Совсем недавно одному из искусствоведов удалось узнать, кто позировал Чепцову, и описать подробно историю создания картины. Оказалось, что жив один из участников этого события, изображенный в картине в углу справа. Это Г. А. Сухомлинов, ныне профессор математики. В беседе он рассказал, что действительно Чепцов передал с портретной достоверностью не только каждого из действующих лиц, но и обстановку, в которой происходило это событие, до мельчайших деталей оформления сцены.
Два месяца писал Чепцов картину. Сухомлинов вспоминает, что художник несколько раз просил их всех прийти в клуб позировать. «Вначале довольно долго он нас «мучил», подбирая нужную композицию. Особенно долго возился он с докладчиком (секретарем Медвенской ячейки РКП (б), заставляя его то произносить речь, то принимать различные позы, потом в какой-то момент он попросил его на время замереть и карандашом набросал фигуру, схватил выражение лица, запечатлел в рисунке портретные черты Карпушина... С остальными он справился быстрее... Каждый из нас позировал в отдельности по паре раз, — рассказывал Сухомлинов. — Недели через две-три Чепцов пригласил нас всех в театр, рассадил на свои места, что-то кистью поправил и вскоре заявил, что картина готова».
Почти документальная точность не только не помешала, но, наоборот, помогла художнику создать жизненно убедительные типические характеры сельских активистов. Ему удалось избежать скучной протокольной фиксации виденного — он смело шел к обобщению образов, отбирая из жизненного материала то, что соответствовало его замыслу.
Продумана композиция картины. Мы не видим собравшихся в клубе людей — перед нами только президиум и оратор, — но мы еловно ощущаем их присутствие. Художник как бы вовлекает зрителя в картину, делает его активным участником. Кроме того, приблизив главных героев, дав их на первом плане, Чепцов получил возможность сосредоточить все основное внимание на характеристике персонажей. Особенно удался художнику образ секретаря партячейки — простого и честного человека, бескорыстно и самоотверженно служащего своему народу.
А. В. Луначарский писал об этой картине: «Чепцов продумал, прочувствовал, любовно прощупал своих действующих лиц и дал необычайно привлекательный, в конце концов обобщающий, типический образ еще несколько наивного политического оратора, восхищенного своей темой, восхищенного своей речью и ролью, почти самозабвенно, почти целиком отдающегося своей аудитории, немножко косолапого, вероятно, и мысли выражающего шершаво, но крепко, уверенно, горящего самым высоким, сознательным чувством. Более или менее подстать ему и его товарищи, и, стоя перед картиной, говоришь себе: вот те, которые более всего способствовали победе революции, и невольно проникаешься любовью к людям, как после прочтения книги Фурманова».
Зрители тепло приняли картину. Она знаменовала собой победу реалистического направления в искусстве 20-х годов. Художник почувствовал необходимость работать для народа, посвятить свое искусство отображению живых тем современности. В этом отношений картина Чендова начинала собой новую страницу в истории советского бытового жанра. Дыхание новой, советской эпохи, глубокая правда жизни обеспечили ей прочное место в ряду лучших произведений советского изобразительного искусства.

продолжение книги ...



При цитировании гиперссылка обязательна.