М. ФРАНЧЕСКИНИ (1648 — 1729)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Маркантонио Франческини родился в Болонье; с этим городом, ставшим в XVII веке одним из крупнейших художественных центров Италии, была связана и вся его творческая биография. Особую известность местной школе живописи принесла Академия, основанная в 1585 году братьями Лодовико, Агостино и Аннибале Карраччи и названная ими «Академия вступивших на правильный путь».
Она представляла собой небольшую художественную школу, где изучали искусство живописи и рисунка, уделяя при этом серьезное внимание как натурным штудиям, так и анализу классических творений прошлого, а кроме того, вели дискуссии и по теоретическим вопросам искусства. Академизм — направление, родоначальниками которого стали братья Карраччи,— ставил себе целью сохранять в живописи идеально возвышенный стиль, созданный мастерами Высокого Ренессанса. Карраччи и их ближайшие последователи, среди которых особенно прославились Гвидо Рени, Гверчино, Доменикино, много и плодотворно работали в области станковой и монументальной живописи, отдавая предпочтение мифологическим сюжетам и аллегориям, а также композициям религиозного содержания. Искусство болонских академистов получило широкое признание и в Италии и за ее пределами. Помимо Болоньи, они работали и в Риме, который был крупнейшим художественным центром Европы. Творческие установки болонских академистов легли в основу классицистического направления, окончательно оформившегося в Риме в 20-х—30-х годах XVII века.
Традиции болонской Академии оказали большое влияние и на формирование творчества Франческини, однако в его произведениях они претерпевали определенные изменения в соответствии с новыми эстетическими вкусами, распространившимися в Европе в конце XVII — начале XVIII века.
Обучаться искусству живописи Франческини начал в семнадцатилетнем возрасте, под руководством Джованни Галли. Три года спустя в связи с кончиной своего первого учителя, художник поступил в школу знаменитого живописца Карло Чиньяни, прошедшего обучение у видного представителя болонской Академии Франческо Альбани.
Традиционные контакты учителя и ученика перешли со временем в прочное творческое сотрудничество, продлившееся многие годы. Современники отмечали поразительную близость художественных почерков Франческини и Чиньяни. Это особенно заметно в ранних работах Франческини, которые он выполнял, нередко пользуясь подготовительными набросками учителя. Судя по произведениям, исполненным в 80-х годах, художник в эту пору обрел подлинную творческую зрелость. Он работал с равным успехом как в области станковой, так и в области монументальной живописи. Широко известна его работа по оформлению церкви Корпус Домини в Болонье, в которой принимали участие его зять Кваини, специализировавшийся в области пейзажной и архитектурной живописи, и Джузеппе Мацца, выполнивший скульптурные декорации.
Характер ансамбля в целом, разработка которого принадлежала самому Франческини, отличается строгой упорядоченностью форм, свидетельствующей о классицистических симпатиях автора. Художник никогда не испытывал недостатка в заказах, и его деятельность не ограничивалась пределами родной Болоньи. Он работал также в Генуе, Модене, Пьяченце и в других городах Северной Италии. Секрет исключительной громкой славы, уже при жизни окружавшей имя Франческини, в значительной мере кроется в том, что эстетические вкусы конца XVII века все больше начинают тяготеть к классицистическим идеалам.
Эти идеалы находят широкую поддержку в среде итальянских меценатов, но особенно за пределами Италии, в странах Северной Европы. До нас дошли редкие документы, раскрывающие связь художника с его «северными» патронами — переписка с герцогом Адамом Лихтенштейнским (1691 — 1700; 1704—1709), в которой содержится перечень картин Франческини, предназначенных для отправки в Вену, а также его советы герцогу по поводу приобретения произведений искусства. Большим успехом в Европе пользовались картины Франческинн с изображением мифологических и пасторальных сцен, а также аллегорий. Написанные на холстах небольшого формата и нередко объединенные в серии, они характерны для распространенного в то время типа кабинетных картин, которыми любили украшать свои апартаменты богатые аристократы. Сюжетная канва в них, как правило, не акцентируется, и изображенные фигуры — персонажи античной мифологии — пребывают в состоянии задумчивости и покоя на лоне прекрасной гармоничной природы. Это состояние дают почувствовать и ясная композиционная схема картин, и удивительная плавность линейных ритмов, и нежный, радующий глаз колорит.
В изображении природы Франческини развивает идеи классического пейзажа, созданного Аннибале Карраччи и Доменикино, однако в его интерпретации знакомые мотивы лишаются возвышенно-героической окраски. Камерностью, тонким изяществом и грацией веет от картин Франческини, и в этом проявляется его причастность искусству XVIII столетия.


При цитировании гиперссылка обязательна.