П. П. БЕНЬКОВ (1879 — 1949)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Павел Петрович Беньков родился в Казани. В 1901 году с отличием окончил Казанскую художественную школу и поступил в Высшее художественное училище при Академии художеств в Петербурге, где учился у Д. Н. Кардовского, Я. Ф. Ционглинского, И. Е. Репина и других. В этот же период Беньков посетил Испанию, Италию и побывал в академии Жюльена в Париже.
После получения звания художника Беньков в 1909 году возвращается в Казань, где пишет пейзажи, портреты, а также преподает в местных художественных заведениях.
Дореволюционное творчество художника — малопримечательно. Его работы почти не выделялись ни в плохую, ни в хорошую сторону среди тех произведений, которые экспонировались на академических или позднее — передвижных выставках.
В 20-е годы проявилось дарование Бенькова как театрального художника. Он оформляет драматические и оперные спектакли в театрах Казани, Иркутска и Омска, работает над постановками «Мистерии-буфф» В. В. Маяковского в Казанском драматическом театре (1923).
Станковое творчество Бенькова этого периода отмечено тяготением к портретному жанру, он исполняет портреты историка П. В. Траубенберга (1923), писателя Г. Ибрагимова (1926) и др. Своеобразной вехой художнической биографии мастера можно считать его участие в 1926 году на VIII выставке АХРР «Жизнь и быт народов СССР», на которой он выставил такие картины, как «Старьевщик», «Татарка пряха», «Цыганка» и др. В них уже заметен тот художественный интерес к особенностям национального быта определенного народа, который будет характерен и для «среднеазиатского» периода творчества Бенькова.
Поездка в 1928 году в Среднюю Азию (в Бухару) послужила мощным стимулом для этих «ориентальных» увлечений мастера, которые стали определяющими в его живописи. В 1930 году Беньков перебирается из Казани в Самарканд и обосновывается здесь на постоянное место жительства. «Переезд в Узбекистан, — писал художник — можно считать этапом моей творческой работы. Южное солнце Узбекистана, красочный быт, новая советская тематика дали громадный толчок в моей творческой деятельности. Здесь, в Узбекистане, я начал переходить к более сложным композициям».
Действительно, именно в Средней Азии Беньков обрел свое художническое лицо, нашел себя как художник, хоть это произошло и не сразу. Важно отметить, что переезд в Среднюю Азию был для него не бегством от современной действительности и не результатом поисков «экзотических» источников вдохновения. Бенькова прежде всего интересовал живой, сегодняшний Восток, те социальные и культурные перемены, которые нарушили привычную тысячелетнюю связь времен, столкнули новое со старым.
Правда, первоначально, создавая такие полотна, как «Эмирский чиновник» (1929), «Старая Бухара» (1931) и др., художник как бы только присматривался, добросовестно и увлеченно изучал новую и не всегда понятную для него жизнь.
Его первые самаркандские этюды и картины изображают отдельные фрагменты жизни восточного города: шумные красочные базары, залитые солнцем маленькие кривые улочки, прячущиеся в тени деревьев небольшие прохладные дворики. Эти работы во многом сродни «Туркестанской серии» В. В. Верещагина (1867—1869), но Беньков никогда не смотрел на изображаемое им со стороны, как художник-корреспондент, его произведения никогда не превращались в пусть мастерски написанные, но своего рода живописно-этнографические зарисовки.
Он выступал в первую очередь не только как заинтересованный современник, но и как непосредственный участник, вносящий свою лепту в дело культурной революции на Востоке.
Со временем основной темой его работ становится именно борьба нового и старого в жизни Средней Азии, а основным пафосом его творчества — живописное утверждение и воспевание социалистических преобразований в Узбекистане. Уже в произведениях «Шелкомотальная фабрика Худжум» (1932), «Раватстрой» (1932), «Восьмое марта на Регистане» (1933) Беньков предстает перед ними как художник, стремящийся не столько сохранить для истории картины уходящего в прошлое старого восточного быта, сколько показать строительство приходящих на смену ему нового быта и новой социалистической жизни. Художник, создавая даже тематические произведения, стремился включать в свой творческий процесс работу на натуре, на пленэре. Поэтому в его картинах так много солнца, света, радующих глаз цветовых находок. Это делает его работы особенно убедительными.
Бенькова, особенно в последние годы его жизни, порой упрекали в излишней импрессионистичности живописной манеры. Но в этом была его сознательная творческая позиция, помогавшая мастеру передать его восхищение солнечной красотой жизни и природы Узбекистана («Чайхана над хаузом»).
Говоря о Бенькове, нельзя не сказать и о его педагогической деятельности. Подобно таким русским художникам, как А. Н. Волков, А. В. Николаев, Р. М. Мазель, он сыграл большую роль в деле подготовки национальных художественных кадров для молодых среднеазиатских республик. Не случайно Самаркандское училище, где Беньков преподавал в течение девятнадцати лет, а также Ташкентское республиканское художественное училище носят его имя.


При цитировании гиперссылка обязательна.      Штрипс это твердый металл или податливая лента?