А. МАТИСС (1869 — 1954)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Анри Матисс принадлежит к тем мастерам, чье творчество определило собой все развитие искусства XX века. Его имя наряду с именем Пабло Пикассо давно стало символом современной живописи и характерного для нее нового видения мира. Однако, в отличие от Пикассо, Матисс не стремился к прямому отображению всех событий духовной жизни эпохи.
Вопреки трагическим катаклизмам века, его творчество неизменно воплощало в себе надежду и неомраченную радость бытия — радость, которую художник передавал музыкой цвета, ритмом линий и всем строем своего искусства.
Первые подлинно самобытные произведения Матисса относятся к самому началу нашего века. В это время он отказывается от предшествующей валерной, светотеневой живописи, от кратковременного увлечения импрессионизмом и «неоимпрессионизмом» и приходит к более современному стилю, отвечавшему его творческой индивидуальности и требованиям времени. Главные особенности этого стиля — своеобразная «эмансипация» цвета, поиски сочетаний, в которых насыщенные и чистые краски гармонируют друг с другом и при этом звучат в полную свою силу.
Этой не имевшей аналогий в предшествующем европейском искусстве декоративной и эмоциональной силе цвета отвечала обобщенность формы и выразительность линий — свободных и уверенных, составляющих как бы неизменный почерк художника. Именно в этот период живописный язык Матисса приобретает особую силу и прямоту выражения, в которых были и порыв к обновлению выразительных средств европейского искусства и возвращение к его древним истокам. Критика окрестила художника и его единомышленников (Дерена, Марке, Руо, Вламинка и других) кличкой "дикие" (по-французски «фов», отсюда — фовисты). В его произведениях с особой законченностью утверждается характерное для XX столетия понимание искусства как подобия и одновременно метафоры зримого мира, как прямого воплощения поэтического чувства художника. Однако натюрморты и пейзажи, а также немногочисленные изображения человека, созданные мастером в начале века, сохраняли еще некоторую камерность образов, конкретность и ограниченность пространства, подчеркнутую вещественность изображения.
Один из самых плодотворных периодов творчества Матисса — конец 900-х—начало 10-х годов нашего века. В это время он много путешествует, посещает Италию, Россию, Испанию и Марокко, изучает монументальную живопись раннего Возрождения (прежде всего Джотто и Пьеро делла Франческа), русскую иконопись и искусство ислама, причем все увиденное становится для него не объектом подражания, а источником вдохновения и творческих идей.
В Государственном Эрмитаже и в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина имеется много шедевров Матисса этого периода, приобретенных в свое время известным коллекционером С. И. Щукиным. Пожалуй, наиболее полно основные черты его зрелого творческого метода воплощены в большом полотне «Красная комната». Как и во всех других произведениях художника, здесь сохраняется единство точки зрения и ощущение глубины пространства (усиленное характерным приемом вида из окна), но это пространство как бы сплющивается, уходя в бесконечность и одновременно подчиняясь плоскости самой картины.
Ее единство и «плоскостность» подчеркнуты и цветом, и цельным арабеском декоративного узора. Каждая деталь композиции — будь то фигура сидящей за столом женщины, дерево или лимон, — представляет собой обобщенное изображение предмета и его поэтический символ, а все произведение в целом — декоративное украшение стены и полное глубокого чувства «высказывание» художника.
Его главное средство выражения — цвет; картина захватывает зрителя прежде всего праздничной гармонией вишневых и темно-синих тонов, дополненных более светлыми синими, зелеными и розовыми красками пейзажа и живым горением золотых плодов и цветов. Но не менее важна для Матисса и линия, образующая как бы каркас живописного целого.
Острая и точная, полная силы и изящества, она создает ощущение движения и жизни формы, спонтанности и внутренней необходимости изображения. Подобно «Красной комнате», все остальные приобретенные в свое время Щукиным картины Матисса впечатляют своей масштабностью — или, говоря словами самого художника, «выражением на ограниченном пространстве идеи необъятного», — а также наполняющим их чувством захватывающей красоты и гармонии мира. Однако, при всем стилевом единстве, они неповторимы по сюжету и образному звучанию. На одном полюсе находятся знаменитые панно «Танец» и «Музыка» (выполненные для щукинского особняка), предельно лаконичные и монументальные, рассчитанные на рассмотрение с большого расстояния и передающие как бы обнаженную сущность явления. На другом — более непосредственные, жизненные и солнечные «Золотые рыбки», «Танжер. Вид из окна» или изощренно-орнаментальные «испанские» натюрморты.
Трагизм событий первой мировой войны, а также влияние кубизма наложили на искусство Матисса военных лет отпечаток суровости и аскетизма. Реакцией на этот аскетизм явилась пронизанная жаждой наслаждения, но менее значительная, по сравнению с довоенной, живопись 20-х годов (период «одалисок»). Новый подъем наступает в 30-е годы, когда Матисс как бы продолжает прерванное развитие своего искусства. Цель его творчества по-прежнему состоит в передаче непосредственных впечатлений от действительности и в художественной организации этих впечатлений,— но оно становится теперь еще более обобщенным, раскованным и лиричным.
Некоторые полотна мастера, созданные в 30-е и 40-е годы, — такие, как «Женщина в полосатом платье», «Женские фигуры на фоне листвы», «Две девушки», «Молчание в домах», — кажутся стихотворениями в красках. Краски приобретают в этот период особую, почти спектральную чистоту и светозарность.
С конца 30-х годов Матисс постоянно живет на юге Франции (сначала в Ницце, а затем в Вансе), и его натюрморты, портреты и многочисленные изображения женщин в интерьере или пейзаже выглядят воплощением южного солнца и счастья жизни. Глядя на эти полотна, трудно поверить, что многие из них создавались в суровые годы фашистской оккупации, когда дочь художника была заключена в лагерь смерти; или после войны, когда он перенес тяжелую операцию и на долгие годы был прикован к постели. При этом особенно ясными становятся такие черты искусства Матисса, как скрытое противостояние жестокой социальной действительности, человеческому страданию и смерти, утверждение непреходящих гуманистических ценностей.
«Большая форма», характерная для творчества художника двух последних десятилетий, обусловила его обращение к декоративному оформлению архитектуры и поиски синтеза искусств. Итогом этих поисков была работа в «Капелле четок» в Вансе (1948—1951), для которой Матисс выполнил в самом конце своей жизни сюжетные графические росписи и чисто декоративные цветные витражи, а также все внутреннее убранство, включая одежду священников. Яркие краски витражей и скупой язык графики подчинены в капелле главной задаче: передать ощущение человечности, света, ликующей радости и вневременного величия.
Вторая, не менее важная сторона творческой деятельности Матисса 30-х и 40-х годов — станковая и книжная графика. В это время он создает многочисленные рисунки карандашом и тушью, наклейки цветной бумаги, офорты, литографии и линогравюры, захватывающие правдивостью и красотой образов и артистизмом исполнения. Особенно совершенны книжные иллюстрации Матисса, его оформление поэтических сборников Ронсара, Малларме, Анри де Монтерлана и др.
С помощью одной контурной линии — черной на белом фоне или ослепительно-белой на черном — он добивается чуда зрительного воплощения самого духа поэзии, ее динамики. В этих иллюстрациях с особой силой проявились духовность, поэтичность и гуманизм, присущие всему искусству великого французского мастера.