И. П. АРГУНОВ (1729 - 1802)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Вторая половина XVIII века — правление Елизаветы Петровны и Екатерины II — была временем переменчивым и хлопотливым. Возводились и украшались блестящие царские резиденции, усиливался крепостнический гнет, именами Новикова и Радищева начиналось русское свободомыслие. Дворянство, освобожденное указом «О вольности дворянской» от обязательной службы, ретиво занялось устроением приобретенных и наследственных своих поместий.
Желая утвердить древность и знатность своего рода, вельможи и помещики в усадьбах и дворцах создавали целые портретные галереи. Это, безусловно, стимулировало расцвет портретной живописи в русском искусстве XVIII века. Из-за дороговизны работы приглашенных иностранных мастеров многие дворяне прибегали к услугам доморощенных и часто крепостных художников.
Одним из наиболее талантливых среди них был Аргунов — «служитель» графа П. Б. Шереметева. Богатейший помещик, сын знаменитого сподвижника Петра I, Шереметев был заурядным представителем тогдашнего вельможного дворянства, занимавшим высокие посты и своевременно получавшим высокие награды. Делом его жизни стали собственные хозяйственные заботы и главное — постройка подмосковных усадеб — Кусково и Останкино, ставших прекрасными памятниками искусства крепостных мастеров.
С этими усадьбами неразрывно связано и творчество Ивана Петровича Аргунова — члена целой династии крепостных архитекторов, живописцев и мастеров. Его талант развился и был признан довольно рано — недаром уже в 20 лет, будучи учеником Г.-Х. Гроота, он украшал церковь в Царскосельском дворце, а вскоре и сам по специальному указу получил в ученики А. Лосенко, К. Головачевского, И. Саблукова — спавших с голоса придворных певчих.
Наследие Аргунова можно разделить на две неравноценные в художественном отношении части — портреты парадные, репрезентативные и более интимные, частные. К первой группе принадлежат прежде всего изображения ближайших потомков и родственников графа — генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметева, выдающегося полководца и дипломата петровского времени, А. П. Шереметевой, А. М. и М. Ю. Черкасских. По своему характеру принадлежавшие к «историческим портретам», то есть писанным не с натуры, они являлись типичными образцами условно-торжественных схем. Не удивительно, что художник попросту заимствовал их у иностранных художников — Натье, Токе, Риго.
Будучи частью внутреннего убранства, эти работы органично вписывались в живописно-декоративный ансамбль блестящих дворцовых помещений. Среди портретов менее парадного плана, написанных с людей, духовно близких крепостному мастеру, пленяет своей чарующей безыскусственностью образ калмычки Аннушки (1767). Крепостная и любимая воспитанница графини, она запечатлена во всей своей милой непосредственности. Особенно запоминаются живые черные «глазушки-таракашки». Удачно сгармонированы насыщенные цвета портрета — ярко-красное платье, оливково-зеленое кресло, золотисто-коричневая кожа.
Менее эффектны по исполнению, но столь же привлекательны теплотой и искренностью выраженных чувств парные портреты четы Хрипуновых (1757). Лицо К. А. Хрипунова — переводчика Коллегии иностранных дел, несмотря на грубоватые черты, несет печать острого ума. Независимый характер, утонченный духовный мир передан Аргуновым в портрете Хрипуновой. Это была, как видно, редкая по тем временам женщина, любящая много читать (в руках у нее книга). Скромный серо-голубой колорит обоих портретов как бы выражает то духовное благородство и достоинство, которыми обладали эти люди.
Более изысканного живописного мастерства художник достигает в портретах своих господ — П. Б. и В. А. Шереметевых (1760-е). Сияние бриллиантов, мерцание золота, переливы муаровой ленты переданы с большим мастерством, чрезвычайно тонко сопоставлены нежнейшие серо-пепельные, серебристые, розоватые и другие оттенки. Все это свидетельствует о большой культуре Аргунова, ничуть не уступавшего в своем творчестве работавшим в России иностранным художникам.
Более того, своим серьезным отношением, тонким проникновением в духовную природу портретируемых он оставил позади себя многих.
Положение крепостного художника не оставляло достаточного времени для свободного творчества, а Аргунов был управителем доходного дома Шереметевых сначала в Петербурге, затем в Москве. На нем лежали хозяйственные заботы, реставрация художественных произведений из коллекции графа, покупки новых и т. п. Наиболее значительным творением Аргунова в поздний период его творчества был «Портрет неизвестной крестьянки» (1785), одно из украшений русской живописи XVIII века. Художник создал образ величавой красоты. Такое впечатление создается стройностью композиционного построения, точной линейной прорисовкой и уверенной пластической проработкой портрета.
Образ крестьянки притягивает внутренней чистотой и душевным благородством, столь, казалось бы, неожиданно подчеркнутыми художником в женщине крепостного звания. Так Аргунов воплощал в своем творчестве наиболее передовые гуманистические устремления своей эпохи, оставаясь и в крепостном состоянии на высоте лучших ее идеалов.


При цитировании гиперссылка обязательна.