Э.-А. БУРДЕЛЬ (1861 — 1929)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Бурдель, один из крупнейших скульпторов XX века, родился в старинном городе Монтобане, на юге Франции, близ Тулузы. Внук ткача и пастуха, сын резчика по дереву, он на всю жизнь сохранил уважение к традициям народных мастеров, к тому, что он сам называл «своими корнями». Талант Эмиля-Антуана Бурделя проявился совершенно естественно.
Никто не удивлялся, что тринадцатилетний мальчик, помогая отцу, режет из дерева отличные орнаменты и фигурки: сын резчика должен владеть ремеслом — это само собой разумелось. Но работы маленького столяра были настолько хороши, что встал вопрос о получении основательного художественного образования.
Пятнадцати лет Бурдель покидает родной дом и уезжает в Тулузу, в Школу изящных искусств, а через несколько лет в качестве стипендиата от города едет учиться в Париж, в Академию. Однако занятия у ведущего скульптора, академика Фальгиера, разочаровали Бурделя; он бросает академию и начинает работать на свой страх и риск. «Лувр, мастера Нотр-Дам, Пюже, Бари — вот мои истинные учителя», — писал он впоследствии.
В 1893 году Бурдель, уже самостоятельный мастер, замеченный публикой, получает приглашение от Родена и становится его помощником. Работа с Роденом значительно повлияла на Бурделя, хотя творческие устремления обоих мастеров были в корне противоположны. В мастерской Родена Бурдель впервые соприкоснулся с монументальной скульптурой, о которой всегда мечтал и которой посвятил свое дальнейшее творчество.
Первая монументальная работа Бурделя — Памятник павшим в войне 1870—1871 годов в Монтобане — носит явные следы влияния Родена, Карпо и «Марсельезы» Рюда; он эклектичен и рассчитан на внешний эффект. Первым произведением, в котором определился истинный стиль Бурделя, явилась большая, двухметровая статуя «Геракл-лучник» (1909). Бурдель отступил от традиционных канонов изображения античности и создал образ, полный неистовой стихийной силы и яростной энергии. Первозданной мощью веет от напрягшейся фигуры стрелка, слившейся воедино с напряженным луком.
Такая трактовка античности была совершенно новой и неожиданной. Правда, раскопки Трои и Микен открыли целый мир греческой архаики, однако Бурдель был первым художником, который ввел этот мир в обиход современного искусства. Именно в архаике он увидел свежесть и цельность, которых навеки лишилось человечество с развитием цивилизации.
Найдя свою тему, Бурдель, в сущности, уже не отступал от нее. Один за другим следуют его шедевры — «Голова Аполлона» (1909), «Пенелопа» (1912), «Благородство бремени» (1912). Скульптор отказывается от всяких внешних эффектов, от живописной сложности формы. Его статуи сдержанны и просты; он стремится выявить их архитектонику, проникнуть в самую суть их структуры, работает крупными обобщенными массами.
Одновременно Бурдель создает целый ряд бюстов, которые можно назвать воображаемыми портретами: это Бетховен (1902), Рембрандт (1909), Энгр (1908), Карпо (1909) — исполины духа, бывшие для Бурделя воплощением героического начала человеческой личности.
В 1910—1913 годах Бурдель выполнил работу, о которой давно мечтал, — скульптурный декор нового театра Елисейских полей. В синтезе пластики и архитектуры, в «единстве между безмолвием стены и трепетным звучанием скульптуры» он видел путь возрождения настоящей скульптуры, такой, какой она предстает в готических соборах или в античных храмах.
Театр Елисейских полей строился по проекту Огюста Перре — предтечи конструктивизма, и скульптурные украшения должны были оживить его суховатые, несколько рационалистические формы. Бурдель выполнил для этого здания большой скульптурный фриз и пять мраморных рельефов.
По-прежнему его вдохновляет греческая архаика — «искусство одновременно и наиболее человечное и вечное», но ему удалось найти ту тонкую меру стилизации, при которой распластанные на плоскости фигуры сохраняют полноту и богатство движений. Моделью для женских фигур скульптору послужила Айседора Дункан, вернее, самый рисунок ее танца — нежного и строгого. Позы и жесты фигур Бурделя подчинены музыкальному ритму, они одновременно и выразительны и орнаментальны. Еще не закончив работу над украшением театра, Бурдель приступает к осуществлению другого грандиозного замысла — памятника генералу Альвеару в Буэнос-Айресе. В течение десяти лет он работал над колоссальным монументом — конной статуей и великолепными аллегорическими фигурами.
После первой мировой войны талант Бурделя-монументалиста находит всеобщее признание. Скульптор получает заказы на ряд памятников-мемориалов, среди которых наиболее знамениты «Франция» (1923—1925) и «Мадонна Эльзаса» (1922). Шестиметровая статуя мадонны, высеченная в светлом камне из целой скалы, она возвышается на одной из вершин Вогезов. Скульптор сохранил цельность монолита; белый силуэт фигуры воспринимается как порождение природы, а не как творение человеческих рук, настолько органично он входит в окружающий пейзаж.
Последней работой Бурделя был памятник Мицкевичу в Париже, открытый за пять месяцев до смерти автора. Бурдель умер на вершине славы и счастья: с открытием этого памятника наконец-то осуществилась его главная мечта — создание монумента в столице Франции.


При цитировании гиперссылка обязательна.