С. ВЕНЕВ (Род. 1904 г.)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Если бы потребовалось кратко сформулировать главное в искусстве Венева, то, обходясь без обычных искусствоведческих терминов, можно было бы сказать: оно веселое, жизнерадостное. Стоян Венев очень ясен и прост в своем искусстве и в своей жизни, и эта простота привлекательна выраженной в ней цельностью убежденного человека.
Будучи совсем еще молодым, Венев связал свою жизнь с борьбой прогрессивных кругов за лучшую жизнь для народа. Он начинал как художник-сатирик, печатавший свои рисунки в демократических изданиях. А став профессиональным живописцем, окончив Академию художеств в Софии в 1931 году, он не оставил графической работы в журналах и газетах.
Венева радовало, что его рисунки участвуют в борьбе, помогают людям понять, где правда, клеймят ложь. Венев любил из своих рисунков делать остроумные, беспощадные рассказы. В условиях царской Болгарии, в атмосфере постоянных политических репрессий работа графика-сатирика была занятием весьма и весьма опасным.
Как живописец Венев связал свою судьбу с «Дружеством новых художников», где в 1930-е годы вместе выставлялись самые прогрессивные по своим социальным воззрениям художники. Не случайно же, что именно «Дружество» (по-русски это значит товарищество) уже через десять дней после освобождения Болгарии Советской Армией выступило с декларацией в поддержку молодой народной власти, в то время как многие представители интеллигенции еще не могли определить своего отношения к будущему страны.
Венев и в послевоенное время не раз выступал на поприще сатиры, но много времени он отдает живописи. Если как политический сатирик он формировался в кругах пролетарской графики 1920-х — 1930-х годов одновременно с такими мастерами этого жанра, как Александр Жендов и Борис Ангелушев, то в живописи он ориентировался на опыт народного декоративного искусства. Такая направленность отвечала художническому темпераменту и мироощущению Венева.
Его лучшие картины всегда тяготеют к своеобразному декоративному панно. Они интенсивны и ярки по краскам, порой вызывают в памяти лубочные народные картинки. Художник умело и с удовольствием создает красочное, праздничное зрелище. Такая картина может стать украшением большого общественного интерьера, наравне с фреской. Венев не стремится сознательно усилить декоративное звучание вещи путем «уплощения» фигур, намеренной линейности контуров или с помощью других распространенных в подобной системе живописи приемов. Самое парадоксальное, что для художника, при общей установке на декоративность целого, не менее важна и психологическая задача. Он всегда с любовью обрисовывает характер своих персонажей, стремится к разнообразию типов и состояний. В этом сказывается прирожденный дар рассказчика, который так ярко и рельефно проявился в его сатирической графике, но который редко связывается в нашем представлении с декоративностью живописи.
Вот, например, типичное для манеры мастера полотно «Гайдуки (Повстанцы)». Художник обращается к теме истории, одной из главных в болгарском фольклоре, и ставит перед собой задачу создать живописную «песню». Картина строится как красивое декоративное панно, очень непосредственное по ощущениям. Подобно тому как это сделал бы хороший народный мастер прошлого, Венев изображает нескольких героев-гайдуков: убеленного сединами старца и юношу. Они стоят напряженно, как бы позируя. И такая намеренность композиционного построения становится важным для художника фактом в его работе. Это своего рода поэтическая условность, способ создания метафоры.
Каждый из персонажей представлен как определенный тип, бытующий в народной памяти и в народном сознании. С точки зрения психологии портретной живописи, здесь нет раскрытия характера, художник изобразил героев эпоса. Собственно говоря, создание эпического повествования о жизни народа, о красоте его людей, о его традициях и радости новой жизни и есть конечная цель живописи Венева.
Чувством народной стихии, своеобразием юмора, стремлением к праздничному радостному искусству, проявившимися, например, в картине «Веселый год», творчество Венева оказывается сегодня явлением, очень близким молодому искусству Болгарии. Оно как бы служит наглядным воплощением родства в искусстве разных времен.
Картины Венева есть в собраниях крупнейших музеев Болгарии. Да и сам дом мастера на одной из отдаленных от центра улиц Софии тоже своего рода музей — он весь расписан нарядными и веселыми веневскими «картинками».


При цитировании гиперссылка обязательна.