А. ДЕРЕН (1880 — 1954)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


В многоголосом хоре искусства XX века голос Дерена долго звучал отчетливо и сочно, хотя часто вторил самым разным мелодиям, свободно меняя регистры и легко переходя из одной тональности в другую.
Пятнадцатилетним подростком, преодолев сопротивление родителей, Дерен добился права учиться живописи у одного из друзей Сезанна, а с 1898 по 1899 год посещал академию Каррьера. Приобщение к творчеству стало еще теснее после знакомства с Вламинком и Матиссом, чьи советы и наставления сыграли важную роль в дальнейшем формировании будущего мастера.
Молодость Дерена совпала с периодом интенсивнейшей художественной жизни Парижа. В 1902 году была организована первая посмертная выставка Ван Гога, спустя год — Гогена. Жадно впитывая открытия этих представителей постимпрессионизма, равно как Тулуз-Лотрека и пуантилистов, Дерен копирует также старых мастеров.
Уже в 1905 году он выступает в роли одного из основоположников «фовизма» — направления, получившего это прозвище из уст критика, назвавшего холсты Матисса, Дерена, Вламинка и других экспонировавшихся на выставке независимых в «Осеннем Салоне» 1905 года художников произведениями «диких» (по-французски «фов» — дикие). Дереновские пейзажи, натюрморты, реже — портреты тех лет отмечены необычайно интенсивным, остроэмоциональным восприятием натуры, в котором превалирует могучий живописный темперамент автора.
Они взрываются резкими контрастами звеняще-локального цвета, пульсируют напряженными пространственно-диссонирующими ритмами, взбухают экспрессивным мазком. Все эти выразительные средства организуют холст как органичное живописно-пластическое целое, где движение кисти, фактура, цвет нерасторжимы.
Особенно плодотворным был для Дерена рубеж 1905—1906 годов, когда он работал в Англии и создал много городских пейзажей с изображением лондонских набережных, улиц, Вестминстера. Посмертная выставка Сезанна, устроенная в 1906 году, и тогда же состоявшееся знакомство с Пикассо, сближение с группой «Бато-Лавуар», куда, помимо Пикассо, входили Брак, Ван Донген, Макс Жакоб и другие, обратили взоры Дерена к тайнам пространственного постижения мира, к кубизму.
В пределах уже освоенных жанров, к которым прибавились многофигурные композиции в духе сезанновских «Купальщиков», формы постепенно уплотнялись, сгущался мазок, из колорита уходили открытые броские сочетания, сменявшиеся лаконичными, изысканно-строгими, идущими от Сезанна. Оживает интерес к таинственной выразительности негритянского искусства, гипнотизировавшего художника уже несколько лет.
Время с 1908 до начала 20-х годов (невзирая на мобилизацию в период первой мировой войны) можно считать этапом становления и расцвета искусства Дерена. Вытянутые, «готические» пропорции в его портретах и фигурах, которые пребывают в «запрокинутом» плоскостном пространстве, возникают подобно живописным, крепко «высеченным» и вылепленным кистью скульптурам. Композиция пронизана четкими всеохватывающими линейными, объемными и колористическими ритмами, захватывающими и живые и неодушевленные формы, складки одежд, движение тканей и тем придающими пространству живописно понятое чередование планов. Неповторимый строй приобретают и пейзажные образы. Чисто национальные мотивы — тропинка или опушка леса, площадь провинциального городка, мост, старая церковь на пригорке — конструируют величественный, прекрасный, погруженный в горделивое молчание и какую-то вневременную тишину мир, где круглится земля, сгущается синева небес, космически клубятся облака, а деревья смыкаются кронами, образуя свой замкнутый, отчужденный микромир, архитектонику которого сумел постичь художник («Стволы деревьев»).
Моделировка скупыми охристыми, оливковыми, серо-голубыми тонами спокойно и сильно лепит объемы с помощью широких волнообразных цветовых плоскостей, передает жизнь света и тени не столько контрастами и переходами, сколько уравновешенными перетеканиями одного в другое.
В 20-е годы живопись Дерена вступает в полосу неоклассицизма. Контакты с произведениями мастеров Возрождения, созвучные поискам многих художников той поры, были одним из источников этого течения в искусстве. Неоклассицизм обратил Дерена к воссозданию спокойных округлых форм, плавных, заторможенных движений, своеобразной полнокровности и отрешенной гармонии образов.
По-видимому, не без влияния Пикассо возникает тема Пьеро и Арлекина, прозвучавшая в ряде живописных и графических работ художника в это время.
30-е годы стали периодом эклектических поисков, вызвавших появление самых разных произведений: от подчеркнуто натуралистических портретов и натюрмортов до идиллических аллегорий в манере, отдаленно напоминающей Маньяско; от полотен, близких к народным примитивам, до откровенных стилизаций в духе Коро. Но параллельно Дерен пишет одну из самых своих знаменитых, «классических» вещей — «Натюрморт с кроликом» (1938), отмеченный полнокровностью индивидуального видения.
Произведения, появившиеся после второй мировой войны, лишены цельности: в них временами возникают трагедийные темы, но решаются они несколько неопределенно, а подчас и претенциозно. Творческий накал явно идет на убыль. Слышатся отзвуки то кубистических, то примитивистских, то неоклассических увлечений.
Со второй половины 40-х годов Дерен много времени уделял скульптуре. Керамические рельефы, изображающие человеческие фигурки, напоминают о критских, раннеархаических и африканских примитивах. Дерен много работал в графических техниках, иллюстрируя произведения современников — Г. Аполлинера, М. Жакоба, А. Бретона, А. Сальмона. В 30-е годы его привлекали сочинения классиков — Овидия, Петрония и Лафонтена, а в 1942 году появился наиболее известный цикл иллюстраций Дерена к Рабле.
С 1918 года и до самой смерти Дерен был тесно связан с театром. Он сотрудничал с дягилевской антрепризой в Монте-Карло — Фокиным, Баланчиным, а позже — с театром «Ковент-Гарден» и Роланом Пети. Последние поиски в области сценографии были отданы классике — операм Моцарта и Россини.
«Стиль — это постоянный переход от человека к действительности и обратно, вечное движение от субъективного к объективному и от объективного к субъективному», — говорил Дерен. И все свои силы, пока было возможно, он отдавал служению этой идее.


При цитировании гиперссылка обязательна.