Д. БЕЛЛИНИ (1429 — 1507)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Колорит, линейная и воздушная перспектива были теми областями живописного искусства, в которых венецианская школа достигла величайшего совершенства. Сама природа Венеции, необычное положение этого города, его климат, казалось, подсказывали художникам направление поисков, определяли пути художественного развития. Так возник тот специфически венецианский колорит, которым восхищались многие поколения любителей искусства. Семья Беллини сыграла в этом немалую роль.
Джентиле и его младший брат Джованни Беллини были помощниками и учениками своего отца, живописца Якопо Беллини. Все они жили в Венеции, работали в основном по заказам венецианцев, были патриотами своего родного города и прославили его своими картинами.
Каждый из Беллини связан в своем творчестве с определенным этапом развития искусства Венеции. Если Якопо Беллини еще тяготеет к формам поздней готики, то его сыновья принадлежат уже эпохе Возрождения. И хотя они были почти одного возраста, творчество старшего, Джентиле, принято связывать с ранним периодом Возрождения, тогда как Джованни открывает дорогу Высокому Возрождению.
Первое дошедшее до нас произведение Джентиле Беллини относится к 1464 году. В это время ему было поручено украсить живописью двери большого органа в соборе Сан-Марко в Венеции. Четыре огромные фигуры — апостола Марка, святого Федора, блаженного Иеронима и святого Франциска — первоначально были написаны на наружной стороне органа, но потом доски были распилены и составляют теперь отдельные части.
Благодаря своему таланту и своему имени, которое открывало путь в искусстве, Джентиле быстро завоевал Венецию. Он был назначен официальным художником венецианской республики и пробыл на этом посту всю свою жизнь.
В 1479—1480 годах Беллини жил и работал в Константинополе при дворе султана Магомета II, который был потрясен искусством мастера. Вот как пишет об этом Вазари: «...он был принят милостиво и, как некая новинка, весьма обласкан, тем более что он поднес этому государю прелестнейшую картину, от которой тот пришел в восхищение и не мог поверить, что смертный человек таит в себе нечто чуть ли не божественное, позволяющее ему столь живо передавать природу. Джентиле пробыл там недолгое время, как уже изобразил самого императора Магомета с натуры столь отменно, что это признали за чудо».
Султан долго не хотел отпускать художника, а в награду подарил ему золотую цепь весом в двести пятьдесят золотых скуди. Возвращение Джентиле Беллини в Венецию было встречено с ликованием, «поскольку всякий радовался почестям, которые Магомет оказал его таланту». Венецианцы сами были ценителями искусства и любили тех, кто его понимал. С именем Джентиле Беллини связано зарождение венецианской исторической живописи. Это было одним из аспектов общего движения к реализму, к освоению реального мира. На исторические темы Джентиле Беллини создал три получивших широкую известность полотна. Они написаны по заказу скуолы Сан Джованни Эванджелиста и изображают историю Креста, частицы которого, по преданию, хранились в скуоле.
Сюжет первой картины — исцеление венецианского гражданина Пьетро де Людовичи (1501, Венецианская Академия). В ней заметны и тяга к фиксации исторических событий и желание возвеличить и прославить современную действительность.
Вторая картина изображает процессию на площади Сан Марко, несущую ковчег с частицами святого креста. В глубине виден фасад собора св. Марка с древними мозаиками, которые до нашего времени не сохранились, направо — Дворец дожей. Впереди процессии идут одетые в белые ризы члены скуолы Сан Джованни Эванджелиста. Они несут свечи и драгоценный ковчег. За ними — сенаторы, вельможи в нарядных одеждах, представители всех венецианских корпораций с хоругвями, духовенство и дож, над которым несут зонт. Вся площадь заполнена живописно расположенными группами людей. Их изображение несомненно носит во многих случаях портретный характер.
Вся эта композиция, в которой блестяще отражена жизнь патрицианской Венеции, по-эпически повествовательна, полна типично венецианской пышности и декоративности. В третьей картине изображено чудо, свершившееся, согласно легенде, во время перенесения реликвий через мост Риальто: реликвии были уронены в воду и чудесным образом обретены вновь.
Тут мы тоже сталкиваемся с исторически достоверным изображением, с портретами реальных лиц (члены семьи Вендрамини, бывшая кипрская королева Катерина Корнаро, другие знатные вельможи). Все исторические полотна Джентиле Беллини должны были, по словам одного венецианского хрониста, «напоминать дворянам, горожанам и народу о богатстве и незыблемости их государства». Они не только доставили, как отмечает Вазари, «величайшую известность» самому Джентиле, но и донесли до потомков память о славных временах расцвета, которые переживала в XV веке «царица Адриатики».


При цитировании гиперссылка обязательна.