К. А. БРЕНЦЕН (1879 — 1951)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Витраж. При этом слове у большинства людей возникает видение средневекового собора с таинственным светом, льющимся сквозь разноцветные стекла, торжественной музыкой органа — страницы истории прошедших веков. Ведь XVIII и XIX века быстро забыли о чудесах витража, который начал свою славную историю у арабов и ранних христиан и пережил подлинный расцвет в эпоху средневековья во Франции и в Германии.
Готическая архитектура отказалась от глухих аскетичных стен романских построек и «раскрыла» их стрельчатыми окнами. Витраж занял место рядом с романской фреской, «библией для неграмотных». Фантастическое мерцание витражей наполняло интерьер собора с его яркими картинами и выразительной скульптурой мягким рассеянным светом, создававшим атмосферу сосредоточенности и созерцательности.
Сияние витражей сравнивали с сиянием драгоценных камней и звезд на небесах. Но это все в далеком прошлом. Потом витраж пережил далеко не лучшие времена, потерял свою магичность и красоту, вырождаясь как специфический вид монументального творчества.
XX век, с его стремлением к комплексному осмыслению всего опыта мирового искусства, не мог не вспомнить и о забытых возможностях витража. Ж. Руо, М. Шагал, А. Матисс, Ле Корбюзье, П. Пикассо — все эти мастера интересовались замечательными декоративными возможностями витража, по-новому решали проблемы взаимосвязи витража и архитектуры. Оказалось, что витраж связан не только с культовой, религиозной архитектурой. Он — великолепное средство украшения современного общественного здания, экстерьера и интерьера, как представительного, так и весьма скромного, «частного» по своему ощущению. В России одним из энтузиастов витражного искусства в начале века стал Карл (Карлис) Андреевич Бренцен.
Бренцен родился в Латвии, но уже в восемнадцатилетнем возрасте приехал в Петербург, где поступил, как и многие другие уроженцы Прибалтики, в училище Штиглица. Там он провел шесть лет. Училище давало неплохую по требованиям того времени и разностороннюю подготовку.
В 1904—1907 годах Бренцен учился в Париже. На него произвели огромное впечатление великолепные витражи, сохранившиеся в старинных соборах Франции. Но традиции древнего искусства молодой художник воспринял не непосредственно, а сквозь призму воззрений классического искусства и опыт декоративного искусства начала XX века.
Изучив историю и технику витражного дела, Бренцен по возвращении в Петербург стал руководителем витражной мастерской в родном ему училище Штиглица. Образцы работы мастерской до сих пор сохранились в ряде домов того времени. Обычно стекло используется как бесцветный фон, на котором ясно и эффектно должно прочитываться цветное изображение. Трактовка сюжета не выходит за пределы иллюстрации. Но в отличие от многих композиций XIX века в витражах мастерской намечается стремление авторов преодолеть имитацию обычной станковой картины, написанной масляными красками.
Большой упор делается на выразительность такого элемента витража, как свинцовые пайки, придающие композиции графическую четкость и «читаемость». Известные недостатки витражей мастерской можно объяснить не только новизной дела для русской художественной культуры, отрывом от изначальных традиций витража, но и самим эклектическим характером архитектуры, для которой они предназначались, — она не требовала ничего иного, нежели красивые декоративные «вставки».
В 1920-е годы Бренцен перенес свою деятельность в Ригу. Здесь он небезуспешно утверждает себя как живописец, показывая на выставках натюрморты, обычно цветы, портреты, вещи весьма эффектные, хотя не лишенные некоторого налета салонной красивости. Но главным делом его жизни по-прежнему остается витраж.
Бренцен ведет мастерскую в Академии художеств и исполняет ряд композиций для архитектуры, которые можно видеть и сегодня, например в доме Союза писателей Латвийской ССР.
Среди витражей мастера есть композиции на исторические темы, пейзажи, своеобразные исторические портреты, такие, как, скажем, портрет прогрессивного латышского литератора и публициста Кришьяна Вальдемара. Но самые привлекательные из его витражей — это композиции на фольклорные темы «Лию», «Лачплесис». В них Бренцен стремится передать ощущение красоты народной жизни, силу духа народа. Они красивы и спокойны по цвету, ритм их медлителен и неспешен. Они рассчитаны на медленное «прочтение».
Можно отметить и общую декоративную цельность каждой из композиций.
У советских художников интерес к витражу пробудился в 60-е годы. Изменились эстетические принципы художника-витражиста, даже сама техника витражного дела. Открытие неизвестных прежде методов художественной обработки стекла, появление витражей, рассчитанных исключительно на искусственный свет, техника работы из блоков сколотого стекла, использование новейших материалов — все это привело к изменению языка витража.
Витраж теперь неразрывно связан и с поисками новой выразительной архитектурной формы. И вместе с тем новое поколение витражистов, не разделяя художественных принципов работы своих предшественников, испытывает к ним чувство благодарности за то, что они сумели пробудить интерес к замечательному искусству.


При цитировании гиперссылка обязательна.