Л. С. ПОПОВА (1889 — 1924)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


В апрельские дни 1922 года по Москве расклеивали броскую, набранную черной и красной краской афишу: «Великодушный рогоносец», премьера 25, 26 апреля 1922 года. Игру показывают В. Мейерхольд и студенты мастерской».
Спектакль, затеянный как свободная экспериментальная учебная работа, оказался настоящей сенсацией театральной Москвы. Равнодушных не наблюдалось, только или «за», или «против». «Рогоносец» был подлинным манифестом и школой нового театра. Как вспоминал один из участников премьеры Игорь Ильинский, именно этот спектакль «был наиболее цельным и значительным мейерхольдовским спектаклем за весь период существования его театра с точки зрения его кредо...».
«Художник-конструктор Л. С. Попова» — объявляла афиша, и это могло поставить в тупик даже заядлого театрала. Сам Мейерхольд, привыкший подчинять спектакль единой режиссерской художественной воле, на этот раз специально подчеркивал исключительное значение проекта Поповой для спектакля. И действительно, работа художницы не только помогла спектаклю в целом прозвучать в полный голос, но и положила начало новым идеям оформления сценического пространства в истории театра XX века.
Мейерхольд и Попова впервые встретились как соавторы весной 1921 года. Знаменитый реформатор театра планировал массовое театрализованное представление к празднику 1 Мая на Ходынском поле в Москве. Предполагалось участие в нем нескольких тысяч человек, в том числе красноармейских частей. На Ходынке, печально известной в связи с массовой гибелью людей при короновании Николая II, должна была быть разыграна грандиозная революционная мистерия о победе труда над капитализмом. Художниками представления намечались архитектор А. В. Веснин и Попова. Они придумали необычную конструкцию города будущего, паутиной антенн и проводов создававшего пейзаж новой технической эры, сделали макеты, подготовили чертежи, но в основном по финансовым соображениям представление не состоялось.
Осенью того же 1921 года Мейерхольд познакомился с новейшими экспериментами Поповой в области формы и пространства на выставке «5 X 5 = 25», где показывались также работы А. Родченко, В. Степановой, А. Веснина, А. Экстер. После выставки он пригласил Попову вести занятия по материальному оформлению спектакля в своих мастерских. Он видел в ее искусстве совершенно новые творческие установки, без которых, как он полагал, теперь уже и невозможно дальнейшее развитие театра. Отсутствие у художницы длительного стажа театральной работы его не смущало.
Попова предложила для «Великодушного рогоносца» сценическую конструкцию из самых простых элементов, которые могли стать стержнем действия спектакля в целом,— нехитрую систему лестниц и колес. Сама по себе конструкция художницы ассоциировалась с новым здоровым миром, с «лесами строящегося дома». Но Попова вовсе не ставила себе целью привлечь внимание зрителя к красоте сценического сооружения самого по себе, к его архитектонике, хотя контраст благородной простоты формы конструкции и открытой взору зрителя задней стены сцены (ведь занавес был отменен в этом спектакле) действовал сначала ошеломляюще. Но, как писал один из критиков, с конструкцией Поповой оказалось возможным играть, как с веером или шляпой. Актеры, на первых репетициях чувствовавшие себя в отвлеченной среде несколько неуютно, затем полностью освоились, слились с динамикой ее жизни.
Конструкция рождала и определяла ритм действия, характер мизансцен наклоном своей площадки, лестницами, которые надо было преодолевать, самой своей «графичностью», динамикой вертикалей и горизонталей. Художник, решая свою собственную пространственную задачу, изобретая небывалую форму, проделывал по существу и режиссерскую работу; действие, характер действия пронизывали пафос его формотворчества.
Актер оказывался, как в цирке или в старом площадном народном театре, «поданным» зрителю. Игра актера, его мастерство, воодушевление становились главным моментом сценического действия. Зритель ощущал себя его соучастником, чудо спектакля рождалось на глазах.
Сюжет весьма фривольной, «пикантной» пьесы бельгийца Ф. Кроммелинка уходил на второй план. В конструкции Поповой, в веселой, задорной игре актеров зритель ощущал новую энергию восприятия мира, здорового, ясного, сильного. Все были «не только ошеломлены, но и очарованы спектаклем, свежестью, непосредственной новизной и темпераментом...» (И. Ильинский).
Конструкция, предложенная Поповой, была связана именно с действием и активно противостояла «буржуазной» архитектуре театрального здания, иллюзорности сценической площадки в традиционном театре. Она была моделью и прообразом нового народного театра. Не случайно так хорошо и полностью обыгрывалась она во время спектаклей на открытом воздухе. В принципе — установка к «Великодушному рогоносцу» есть пример прекрасного слияния задач художника с жизнью конкретного спектакля, пример универсального театра.
Успех «Рогоносца» вызвал массу подражаний конструкции, но сама художница уже в следующей работе предложила другую, принципиально новую систему пространственного решения. Работая с Мейерхольдом над спектаклем «Земля дыбом» (1923), она впервые в практике мирового театра пришла к идее оформления спектакля как монтажа вещей, монтажа документов. На сцене гремели выстрелы, кукарекал петух, за которым с веселым отчаянием гнался повар. Двери зала открывались, и на сцену, обдавая зал гарью, въезжал настоящий грузовик. Экран, как некогда во времена античного театра хор, комментировал сценические события.
Можно было бы сравнить монтаж Поповой с языком кино, но следует напомнить, что кинематограф в те времена еще очень подражал театру и только подходил к открытию силы документа как такового. Опыт Поповой имел огромные последствия для мирового театра, проложив путь многим и многим исканиям, в том числе театру Бертольта Брехта.
Мастер театра, автор оформления тканей, книг, журналов и, конечно, живописец, Любовь Сергеевна Попова — одно из своеобразных явлений как в истории русской художественной культуры 1910-х годов, так и послереволюционной поры.


При цитировании гиперссылка обязательна.