ДОССО ДОССИ (Ок. 1479—1542)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


В середине 30-х годов один из известнейших советских историков искусства В. Н. Лазарев, разбирая запасник музея Донского монастыря в Москве, наткнулся на запыленную и потемневшую от времени картину. Реставрация, проведенная в Музее изобразительных искусств им. Пушкина, куда была отправлена картина, подтвердила первоначальную догадку Лазарева. Это был никому не известный пейзаж феррарского живописца позднего Возрождения Доссо Досси.
Феррару обычно относят к венецианской «терраферме», то есть к владениям, расположенным на материке, «твердой земле». Жизнь этого маленького городка, как и многих похожих на него владений Венеции, отличалась от полного восточной роскоши быта столицы. Она была более провинциальной, более скромной, более тихой. Это повлияло на сложение местных школ живописи, которые оказывались порой более тесно связаны с северными областями Италии, чем с «царицей Адриатики». Поэтому не удивительно, что творчество Досси осталось несколько в стороне от монументального размаха венецианцев, полного классической ясности и спокойствия.
Доссо Досси, настоящее имя которого было Джованни ди Никколо Лутеро, родился в предместье Феррары. Учился он у Лоренцо Косты, но испытал влияние многих живописцев, в том числе флорентийца Рафаэля и венецианца Джорджоне. Всю жизнь мастер прожил в Ферраре, но работал и в других городах Италии, в том числе в Модене, Мантуе и Венеции.
Творчество Досси очень разнообразно. Он писал картины на религиозные и мифологические сюжеты (две из них, «Сивилла» и «Лукреция», хранятся в коллекции Государственного Эрмитажа), портреты, пейзажи (Музей изобразительных искусств имени А. С Пушкина) и бытовые сцены. И если религиозно-мифологические композиции Досси заставляют порой вспомнить произведения мастеров Высокого Возрождения, то его пейзажи вполне своеобразны и полны особого очарования.
Среди предшественников Доссо Досси в области пейзажа можно назвать прежде всего Джорджоне. В своей знаменитой «Грозе» этот художник, пожалуй, впервые в истории итальянского искусства объединил пейзажный фон и сценическое действие в единое целое. Сюжет в его произведении второстепенен (кстати, он до сих пор не расшифрован, название картины чисто условное), центральное место занимает образ природы.
Доссо Досси идет в этом направлении еще дальше. Его картины представляют собой единую сцену, в которой разбросаны на различных пространственных уровнях небольшие группы людей. При ближайшем рассмотрении пейзажа из пушкинского музея среди подобных групп можно увидеть изображение святого Иеронима, победу Георгия над змеем, мученическую смерть святой Екатерины и другие моменты христианской истории. В целом пейзаж Досси более целен, чем картина Джорджоне, хотя мастерство последнего значительно выше. Пейзажи Доссо Досси отличаются от произведений его великого современника не только по композиции и другим формальным приемам.
Прежде всего нас удивляет совершенно иное восприятие природы и человека в ней. Джорджоне остается истинным представителем Возрождения, так как отводит образу человека центральное место. А в мире, созданном Досси, человек теряется среди скал и лесов. Его изображение скорее символизирует некую отвлеченную идею, чем стремится донести до зрителя что-то конкретное. Поэтому с точки зрения содержания фигура человека оказывается часто не более важна, чем изображение башни замка на скале или ветряной мельницы на склоне холма.
В итальянских пейзажах ничего похожего не встречается. В них нет ни детализации, напоминающей позднеготическую, ни тончайшей, подобной ювелирной работе, живописной манеры. То, как написаны деревья с их густой листвой или синеватые дали с просвечивающими сквозь голубую дымку городами, живо напоминает нам картины нидерландских и немецких пейзажистов. В самом деле, ведь только у Патинира есть одновременно ощущение цельности природы и раздробленность деталей. Оно есть и у Доссо Досси. Конкретный вид природы Альтдорфер понимал как всеобъемлющий символ всего космоса. То же самое у Доссо Досси.
Связь с северным искусством в творчестве Досси подчеркивал еще Вазари, указывая на немецкие образцы, по которым учился художник. Фантастические пейзажи Досси действительно напоминают то, что его современники называли «манера тедеска», то есть «немецкая манера». Именно стремление уйти от классически ясных форм и выразить духовное начало в природе сблизило Доссо Досси с искусством Северной Европы.


При цитировании гиперссылка обязательна.