А. М. ГЛУСКИН (1899—1969)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


На московских художественных выставках 1960-х годов работы Александра Михайловича Глускина как бы олицетворяли живую связь исканий сегодняшних живописцев с лучшими традициями московской школы прошлых десятилетий. Верность природе, натуре, правда чувства соединены в них с высокой культурой живописи. Опытный мастер писал в эти годы с завидной увлеченностью, но без поспешности. Каждое его произведение — как страница дневника.
Цвет тонко раскрывает лирическое мировосприятие художника. Казалось бы, обычные туристские этюды, запечатлевшие архитектурные мотивы Вышнего Волочка, Торжка, Переславля-Залесского. В простых, лишенных малейшей претенциозности живописных композициях памятники архитектуры теряют «неприступность», маленькие старинные города «открыты» для сложной и прекрасной жизни природы («Борисоглебский монастырь», 1964).
Неназойливый, тонко разработанный контраст теплых и холодных тонов — основа нежной цветовой гармонии, на которой строится колористическая гамма полотен Глускина. Из частностей вырастает общее, каждый сантиметр живописной поверхности играет свою роль в «эмоциональной партитуре» его картин.
Начало творческого пути Глускина совсем не предвещало такой позиции мастера, но в то же время он пришел к такому пониманию живописи внутренне закономерно. В Одессе первых революционных лет все для Глускина было чрезвычайно интересно. Вместе со своим товарищем Михаилом Перуцким он осваивал азы пластической грамоты в местном художественном училище у Ю. Бершадского, а параллельно: споры о революции и искусстве с такими же молодыми, как и он, Ильей Ильфом, Юрием Олешей, знакомство с Амшеем Нюренбергом, который привлек его в 1920 году в ЮгРОСТА рисовать «Окна политической сатиры».
Москва, куда Глускин переехал осенью 1920 года, вызвала в нем разноречивые чувства. В живописи самым современным у его друзей считалось беспредметничество, но внутренне оно его не устраивало. Такие же сомнения испытывали близкие Глускину художники С. Адливанкин и М. Перуцкий. Отвлеченные опыты они постепенно стали расценивать как схоластику, тупик искусства. Им хотелось рассказать непосредственно о жизни яркой, бурной, неповторимой жизни того времени. Сложившуюся маленькую творческую группу они назвали в стиле эпохи — НОЖ — эффектно и броско. Но расшифровывалось это очень просто — Новое общество живописцев.
Глускин, как и его товарищи, на выставке НОЖа показал несколько забавных, сатирических, высмеивающих нелепости нэпа вещей. Выставка НОЖа вызвала бурные споры. Правы ли молодые, отрицая аналитические искания? Может ли увлеченность примитивом, пристрастие к живописной сатире стать основой длительной плодотворной работы в живописи? На все эти вопросы однозначных ответов не было, но многие авторитетные деятели, в их числе А. В. Луначарский, поддержали само стремление молодых к новой реалистической живописи, созвучной жизни эпохи.
Как показали последующие годы, выступление НОЖа не было случайностью, художники должны были определить свои взгляды на проблему взаимоотношения искусства с новой социальной действительностью. Самого Глускина вскоре уже перестали интересовать традиции примитива, живописная сатира. Войдя вместе с М. Перуцким в общество «Бытие», он впервые непосредственно соприкоснулся с московской живописной школой, органично вобравшей в себя уроки Сезанна, но при этом сохранил ярко выраженную индивидуальность своей работы.
Глускин шел в искусстве не от формальной схемы, а от живого наблюдения. Его портреты, небольшие картины, такие, как «Демонстрация в местечке» (1929), написанные ярко, темпераментно, несут в себе элемент живописной экспрессии. И уже в эту пору он стремится к пластически сложному и вместе с тем простому поэтическому миру картины. Живописный строй работ Глускина с годами усложнялся, от внешней экспрессии он шел к более углубленным, внутренне прочувствованным решениям. И вместе с тем есть несомненное единство между его картинами конца 1920-х и 1960-х годов.


При цитировании гиперссылка обязательна.