Ж. Ф. ДЕ ТРУА (1679—1752)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Жан Франсуа де Труа родился в Париже, в семье живописца-портретиста. Окончив Королевскую Академию искусств, он в самом конце XVII века уехал на шесть лет в Италию, а после возвращения на родину сравнительно быстро завоевал признание академических кругов. Его произведения имели успех у парижской знати. В 1708 году Труа уже имел почетное звание «академика», а через тридцать лет был назначен на пост директора Французской Академии в Риме, в котором оставался почти до самого конца своей жизни.
Подобно многим академическим художникам своего времени, Труа был плодовит и многогранен. Работая, как свидетельствуют биографы, по памяти и без предварительных этюдов, он с одинаковой легкостью создавал многофигурные полотна на религиозные, мифологические и исторические темы, небольшие композиции в «галантном жанре», пейзажи с фигурами, портреты и картоны для гобеленов.
В его творчестве прослеживаются влияния многих выдающихся мастеров мирового искусства — от Веронезе и Рубенса до Пуссена, Ватто и Ланкре. И хотя Труа были недоступны глубина, поэзия и живописная красота произведений его великих предшественников и современников, его искусство все же несет на себе печать большого стиля. При всей мелодраматичности и наивной театральности образов мастера, в его произведениях можно ощутить монументальность барокко, а также строгость классицизма и грацию рококо.
Успех Труа был обусловлен как раз сочетанием присущей ему поверхностной занимательности и несколько манерного изящества, — которых искала в искусстве клонящаяся к упадку аристократия XVIII столетия, - и достаточной стилевой выразительности, позволившей его живописи органично вписываться в величественные архитектурные ансамбли эпохи.
Картины художника украшали парижские церкви (хотя трактовка религиозных сюжетов в его творчестве была весьма светской и далекой от благочестия), «отели» знати и королевские резиденции (его «Завтрак с устрицами» был предназначен для столовой Версаля).
Примером монументальных полотен Труа могут служить находящиеся в собрании Государственного Эрмитажа полотна «Сусанна и старцы» и «Лот с дочерьми» (оба произведения созданы в 1721 году). Особенно эффектна картина «Лот с дочерьми». Характерные для нее мощная лепка, диагональное построение, движение, которым охвачены фигуры, образующие одно орнаментально-ритмическое целое, живописность фона — все это выдает руку барочного мастера, последователя Рубенса.
Но при этом Труа добивается также академической «скульптурности» формы, локальности цвета и иллюзорности изображения. Сама его монументальность носит во многом внешний, облегченный характер; из библейского сюжета художник делает лишь разновидность «галантного жанра» эпохи рококо, в библии он видит собрание занимательных и пикантных историй...
По сравнению с парадными полотнами, в камерных работах мастера больше теплоты, поэзии и изящества, Труа написал множество небольших картин с изображениями кавалеров и дам, занятых беседой или флиртом на фоне богатых интерьеров или освещенных солнцем парков с купами деревьев, статуями и архитектурными мотивами, а также мифологических сцен. К числу последних относится эрмитажное «Похищение Прозерпины», в котором полные огня кони, управляемые ангелочками, уносят в бездну золотую колесницу с Плутоном и Прозерпиной, а вслед за колесницей в бессильном отчаянье устремляются Деметра и речные божества.
Особое место в творчестве Труа занимала его работа для Королевской мануфактуры гобеленов. Мануфактура гобеленов была основана в царствование Людовика XIV, и в середине XVII века на ней были вытканы серии грандиозных шпалер по эскизам «первого живописца короля» Шарля Лебрена. Расцвет коврового искусства продолжается и в течение почти всего XVIII столетия. Труа занимал среди его создателей почетное место рядом с Одраном, Куапелем, Удри, Депортом и Франсуа Буше.
Во время своего второго пребывания в Италии он выполнил для Королевской мануфактуры серию из семи картин и картонов, посвященных истории библейской Эсфири, а после успеха вытканных по его эскизам шпалер — еще одну серию под названием «История Язона».
В экспозиции Эрмитажа можно увидеть четыре больших гобелена Труа из его первой серии — «Гордость Мардохея», «Обморок Эсфири», «Осуждение Амана» и «Пир Эсфири» (все они датированы 1739 годом).
По сравнению с находящимися по соседству впечатляющими шпалерами Лебрена, а также произведениями Одрана и Куапеля, работам Труа не хватает ковровой условности, лаконичности и декоративности, звучности и контрастности цвета. В них торжествует картинное начало — множество фигур и аксессуаров,театральность жестов и мимики, интерьеры или открытое пространство, изображенное по всем правилам перспективы.
Тем не менее ковры Труа монументальны и красочны, захватывают богатством пластических мотивов и изысканностью цветовых сочетаний — золотистых, коричнево-охристых, серых, палевых, бледно-зеленых, сиреневых и розовых или более интенсивных красных и синих.
Некоторые ковры (прежде всего «Пир Эсфири») кажутся парафразой полотнам Веронезе. Полные величия и праздничной красоты, произведения Труа еще далеки от того станкрвизма и натуралистического жизнеподобия, которые впоследствии повлекли за собой упадок гобеленного искусства.