М. ФОН ШВИНД (1804—1871)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


В конце 10-х годов прошлого века в Вене сложился кружок молодых литераторов, поэтов, художников и музыкантов. Связанные братской дружбой, эти молодые люди жили напряженной духовной жизнью: в кружке устраивались литературные чтения, художники демонстрировали свои работы и эскизы, нередко разгорались философские и политические споры.
Но самым притягательным моментом собраний кружка были концерты — недаром главную роль в нем играл великий, но еще мало кому известный композитор Франц Шуберт. Концерты эти так и назывались — шубертиады.
Шуберт исполнял свои новые произведения, переходя от глубоких лирических переживаний к блестящей импровизации, а затем к безудержно веселой танцевальной музыке. Концерты кончались танцами, литературные чтения сменялись играми — в кружке царила непринужденная и жизнерадостная атмосфера. Любовь к литературе и музыке объединяла всех.
В этот кружок художник Купельвизер ввел семнадцатилетнего студента философии Морица фон Швинда, задумавшего посвятить свою жизнь живописи.
Швинд, поражавший окружающих своим талантом графика и акварелиста, мучительно искал своего пути в искусстве. Для заработка он был вынужден рисовать по заказу оборотистого владельца литографии разного рода виньетки, поздравительные карточки, лубочные картинки и т. п. В Академии художеств его учителя Шнорр фон Карольсфельд и Крафт тянули его в разные стороны — один к туманному мистическому романтизму, другой к мещанскому бытовому жанру. Напрасно пытался он разобраться в сокровищах мирового искусства: многообразие форм живописи повергало его в отчаяние.
Знакомство с Шубертом и его песнями произвело переворот в душе Швинда. Все, что он интуитивно искал в искусстве — стремление к простому, искреннему, народному, которое жило в сказках и песнях,— все это он нашел в музыке Шуберта. Швинд сам был очень музыкален — он пел, играл на фортепиано и на лютне,— музыкальные образы ему были ближе, чем логика мысли.
Через песни Шуберта ему раскрылся мир лирики и поэзии, богатейший мир народных сказок и саг. «Швинд был музыкальным живописцем, он — Шуберт в живописи. Они должны были сойтись, и нельзя думать об одном, не вспомнив другого»,— писал о дружбе художника и музыканта один современник.
Дружбе этой Швинд оставался верен всю жизнь. Уже в старости, за четыре года до смерти он сделал большой рисунок сепией, изображающий «Шубертиаду», как дорогое воспоминание о своей молодости.
Первые венские работы Швинда — это в основном книжные иллюстрации. Кроме рисунков на темы песен Шуберта, он иллюстрировал «Робинзона Крузо», «1001 ночь», а также создал цикл зарисовок на тридцати листах под названием «Свадьба Фигаро». Эти рисунки принесли ему некоторую известность. Однако пробить себе дорогу в Вене Швинду не удавалось.
Помолвка с дочерью придворного судьи Нетти Хениг заставила художника более энергично заняться устройством своих материальных дел: чтобы войти в «хорошее общество», требовалось кое-что посолиднее таланта и романтических идеалов.
В конце концов Швинд в 1828 году покидает Вену и отправляется в Мюнхен, к Петеру Корнелиусу — известнейшему тогда монументалисту, в творчестве которого романтизм сочетался с академической выучкой. С помощью Корнелиуса Швинду удалось получить заказ на монументальные росписи в королевской резиденции в Мюнхене: сначала в библиотеке королевы (1832—1834), а потом в банкетном зале (1836).
Это были росписи на темы древних германских легенд. Швинд целиком погружается в мир средневековья. Даже путешествие по Италии в 1835 году ничего ни изменило в его творчестве: он и в Риме продолжал работать над большой картиной «Рыцарь Курт».
Постепенно творчество Швинда получает признание. Он исполняет крупные монументальные работы-росписи замка в Вартбурге, в Карлсруэ, в венской Опере, где возвращается к музыкальным увлечениям своей юности.
Но главное в творчестве Швинда не эти росписи, а три знаменитых цикла на темы немецких сказок — «Золушка» (1849—1854), «Семь воронов» (1857—1858) и «Прекрасная Мелузина» (1868—1870). В этих акварельных циклах полностью раскрывается дарование Швинда как поэтического интерпретатора фольклорных мотивов. Его прихотливые композиции окрашены тонким лиризмом и мягким юмором.
Швинду принадлежит своеобразный дневник в картинах — цикл «Путевые картины», который он делал для себя в течение многих лет. Эти маленькие полотна полны своеобразного обаяния, в них поэтическая фантазия соединяется с жизненной убедительностью, человечностью, теплотой.
Среди картин этого цикла есть и сказочные мотивы («Рюбецаль», «Волшебный рог мальчика»), есть лирические сценки, отшельники, одинокие путники — весь мир образов шубертовских песен и романтической поэзии.
Швинд занимает в романтизме особое место, ему чужда туманная символика и экзальтация, его романтические идеалы уходят корнями в народную почву («Отшельник, ведущий коней на водопой»).


При цитировании гиперссылка обязательна.