П. ГАВАРНИ (1804—1866)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


В 30-е — 40-е годы XIX века литография, игравшая до этого подсобную роль в качестве средства для печатания нот, модных картинок и т. п., внезапно становится одним из популярнейших видов графики. Три имени знаменуют этот великолепный расцвет — Домье, Гранвиль и Гаварни.
В их творчестве литография поднялась до уровня большого искусства, с энтузиазмом принятого современниками и вызвавшего целую волну подражаний. Дело в том, что это тонкое и даже изысканное искусство было по сути своей массовым: литографии появлялись на страницах периодической печати, издавались отдельными выпусками-альбомами по подписке, служили книжными иллюстрациями. Их можно было найти в любом доме, а не только в кабинетах библиофилов, как гравюры-драгоценности и шедевры книжного искусства XVIII века.
Теперь каждый мог стать обладателем шедевра — бархатистого, сочного оттиска, исполненного с блеском и, что немаловажно, с остроумием. Среди великих мастеров литографии середины XIX века Гаварни считается самым блестящим и самым поверхностным. Это не совсем справедливое мнение основано прежде всего на том круге тем, который избрал себе художник.
Его излюбленные персонажи — это дамы полусвета («погибшие, но милые создания» — как назвал их позднее русский последователь Гаварни Лебедев), молодые люди, ищущие развлечений, лихие завсегдатаи маскарадов и только что вошедших в моду публичных балов. Однако вся эта легкомысленная публика изображена художником с немалой долей иронии, беспощадной наблюдательностью и даже с некоторым сарказмом; мир развлечений предстает у Гаварни отнюдь не в идеальном виде — в нем кипят те же мелкие страстишки, что и в прозаических буднях.
Художник лишает «сладкую жизнь» всякого размаха, всякого полета фантазии — в театре он предпочитает кулисы блеску сцены, а в сценах из жизни богемы чаще подчеркивает незадачливость персонажей, чем их счастливую беззаботность («Первое лечение» из серии «Парижские студенты»).
В 40-е годы XIX века вошли в моду так называемые «физиологические очерки» — описания социальных типов, составленные как некие естественно-исторические описания каких-нибудь диковинных животных. Такими «физиологиями», только в графической форме, и были серии литографий Гаварни.
Гийом Сюльпис Шевалье, позднее принявший имя Поля Гаварни, родился в семье мелкого землевладельца. Семья была не чужда искусству (брат его матери был довольно известным в свое время карикатуристом), однако мальчика отдали в ученики механика, и только в двадцатилетнем возрасте он впервые начал заниматься искусством.
В мастерской Ж. Адама он приобрел знания в технике гравюры и литографии. Постепенно стали появляться заказы — сначала на графику технического характера, а потом и на художественную.
Первая серия Гаварни «Физиономии парижского населения» появилась в 1835 году и была отмечена одобрительной статьей Бальзака. Перед Гаварни открылась широкая дорога — его литографии начали появляться в «Шаривари» рядом с карикатурами Домье, в «Фигаро», в новом издании «Карикатюр», лишившемся, однако, своего политического характера, и в других периодических изданиях.
В период 1837—1847 годов созданы наиболее эффектные и знаменитые серии Гаварни — «Почтовый ящик», «Актрисы», «Художники», «Жизнь молодого человека», «Кулисы», «Лоретки», «Деньги», «Париж вечером» и многие другие. В них художник выступает как зрелый мастер, полностью владеющий всеми секретами литографского мастерства.
Его литографии отличаются какой-то особой элегантностью рисунка, щегольством линии, серебристым тоном, мягко контрастирующим с черным бархатистым пятном. Именно эти серии принесли ему славу одного из лучших рисовальщиков Франции.
В 1847 году в творчестве Гаварни произошел резкий перелом. Поездка в Лондон, первоначально рассчитанная на несколько месяцев, а затянувшаяся на четыре года, изменила самую суть характера художника. Он вернулся из Англии другим человеком — более желчным, скептически настроенным. Его огромная серия начала 50-х годов «Маски и лица» (329 литографий) резко отличается от более ранних работ и по манере, и по содержанию.
Рисунки стали более строгими, суровыми, среди них все чаще стали попадаться картины нищеты, страдания, людского убожества. Гаварни ввел в эту серию образ Фомы Правдослова — нищего бродяги-философа. Горькие сентенции этого современного Диогена выражают точку зрения самого художника.
Скитаясь по свету, Фома наблюдает житейскую суету, не удивляется ни добру, ни злу и скептически относится ко всем людским порывам. В нем причудливо сплелись трезвая народная мудрость и романтическая разочарованность, мизантропия и здравый смысл — это фигура странная и почти трагическая.
В 1857—1858 годах выходит продолжение «Масок и лиц» — серии «То тут, то там» и «Парижские физиономии», а в 1858 году прекрасная серия «С натуры» с текстами различных известных писателей, в том числе братьев Гонкуров.
После этого Гаварни, бывший на вершине славы, неожиданно прекратил работать. Последние 8 лет жизни он прожил как частное лицо, ни разу не выступив в печати со столь прославившими его ранее литографиями.


При цитировании гиперссылка обязательна.