П. ФИШЕР СТАРШИЙ (1460—1529)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1979 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1978 г.
OCR Artvek.Ru


Петер Фишер Старший был современником и соотечественником великого живописца немецкого Возрождения А. Дюрера. Он родился в старинном и богатом художественными традициями Нюрнберге, в семье скульптора и мастера бронзового литья. Унаследованная им отцовская мастерская уже в самом начале XVI века приобрела известность во всех частях «Священной Германской Империи». Фишер работал с двумя сыновьями и по заказам, поступавшим из многих городов Средней и Восточной Европы — от Магдебурга до Кракова, — изготовлял отливки скульптурных надгробий.
В отличие от современных ему прославленных мастеров позднеготического стиля, Фишер Старший не только отказался от традиционной для средних веков техники каменной и деревянной скульптуры, но при этом более решительно отделил пластику от архитектуры собора — сохранив во многом средневековую архитектурность самого своего пластического мышления.
Все его искусство представляет собой сплав (а иногда и простое сочетание) готических и ренессансных художественных принципов.
Нюрнберг являлся в эту эпоху одним из центров немецкого гуманизма и своеобразным мостом между искусством Германии и ренессансным искусством Северной Италии. И именно Петер Фишер оказался наиболее восприимчивым из скульпторов его поколения к влиянию итальянского Возрождения. Вместе с тем он не утратил национальных основ своего творчества и, несмотря на всю свою славу, сохранил во многом облик скромного и набожного цехового ремесленника.
Таким цеховым мастером, одетым в кожаный фартук и держащим в руках инструменты своего ремесла, скульптор изобразил себя на «Раке св. Зебальда» (1507—1519) в готическом соборе св. Зебальда в Нюрнберге.
Отодвинутая от стен соборного нефа, «Рака св. Зебальда сама представляет собой нечто вроде собора (ее высота около пяти метров).
Собственно «мощехранительница» занимает во всем сооружении небольшое место. Она вознесена на высокий пьедестал, украшенный рельефами, рассказывающими о чудесах святого, и окружена готическими колоннами, поддерживающими три башенки с аркбутанами и контрфорсами. Вся эта архитектура опирается на цоколь, установленный на бронзовых улитках и дельфинах.
В необыкновенно богатом скульптурном декоре раки Фишер, подобно всем мастерам эпохи Возрождения, использует и христианские, и языческие сюжеты, персонажи Ветхого и Нового Завета легко уживаются в его произведении с античными героями.
Главное место в пластической композиции занимают установленные на консолях колонн статуи двенадцати апостолов, в которых ренессансное спокойное величие сочетается с унаследованной от готики «столпообразностью». Наиболее проникнуты духом Возрождения фигуры у подножия колонн, олицетворяющие физическую и моральную силу (Самсон, Геркулес, Персей и др.).
Самыми «готичными» и одновременно самыми экспрессивными и пластически цельными являются расположенные на уровне башенок статуи библейских пророков. Скульптурная форма подчинена в них не столько изобразительным, сколько выразительным задачам, но при этом почти слита с архитектурой.
Наиболее прямо «программа» всего памятника выражена в повествовательных рельефах пьедестала, на которых св. Зебальд превращает воду в вино, исцеляет слепого или наказывает неверующего. Искренность и поэтичность чувства соединены здесь с непосредственностью видения, с энергией и лаконизмом пластического выражения.
Однако рельефы и статуи святых и героев отнюдь не исчерпывают декора раки — ее готическая архитектура как бы «выплескивает» из себя стихию разнообразных пластических образов. Среди них трубящие или просто резвящиеся ангелы, сирены и тритоны, фантастические существа средневекового бестиария и метаморфоз Овидия, растительные мотивы и гибриды растений и животных. Все это лишено средневековой сумрачности и проникнуто жизнеутверждающим и светлым духом Возрождения. Почти все остальные произведения Фишера Старшего представляют собой надгробные памятники. Он создал большое количество простых стен и надгробных плит со всеми видами рельефа от горельефа до углубленных изображений, захватывающих красотой и выразительностью контурных линий.
Одновременно он был автором монументальных надгробий, предназначенных для духовных и светских князей Германии. К числу наиболее известных мемориальных произведений мастера принадлежат гробницы: архиепископа Эрнста Саксонского — установленная в Магдебургском соборе (1495), а также графов Отто и Германа фон Хеннеберг в городской церкви в Ремхильде (1488, 1507—1512). В 1512—1513 годах Фишер выполнил две статуи для помпезной гробницы императора Максимилиана I, находящейся в дворцовой церкви в Инсбруке, изображавшие мифических предков императора — легендарного короля Артура и короля готов Теодориха.
Статуя короля Артура, при создании которой Фишер использовал рисунок Дюрера, а также изображение рыцаря из гробницы Отто фон Хеннеберга — принадлежат к самым ренессансным произведениям не только творчества мастера, но и всей современной ему немецкой скульптуры.
Король Артур представлен в образе немецкого рыцаря, облаченного в доспехи, переданные Фишером с документальной точностью и при этом необыкновенно декоративно и пластично. Перед нами человек Возрождения, полный благородной силы и напоминающий образы итальянского искусства.
Творчество Петера Фишера во многом завершает многовековый период расцвета немецкой пластики — после его смерти, во второй половине XVI века, искусство скульптуры в Германии постепенно угасает и возрождается только в XVIII веке, уже в эпоху барокко.


При цитировании гиперссылка обязательна.