Т. Кулисевич (Род. 1899 г.)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


История современной польской графики во многом связана с именами мастеров старшего поколения, творчество которых влилось в художественную жизнь новой Польши. К ним относится и Тадеуш Кулисевич.
Кулисевич родился в небольшом польском городке Калише в семье слесаря. Окончив местную гимназию, он намеревался стать летчиком и даже некоторое время служил в авиации, но все же любовь к искусству взяла верх. В 1923 году, после непродолжительного пребывания в познанской Школе декоративного и изобразительного искусства, Кулисевич поступил в варшавскую Школу изящных искусств, где стал заниматься у крупнейшего графика того времени В. Скочиляса и живописца М. Котарбиньского.
Вскоре Кулисевич, продолжая начинания В. Скочиляса, обратился к «гуралыцине» — изображению жизни горцев. В 1927 году он впервые выехал в Шлем-барк — небольшое горское село на Подгале. Здесь, вслед за первыми гравюрами на дереве — «Женщина- с четками» и «Старый хозяин» — Кулисевич создал цикл ксилографии «Шлем- барк» (1931). Затем поочередно появились циклы «Бацувка» (1932), «Мефодий» (1934), «Деревня в горах» (1936).
Графические листы Кулисевича обладают большой выразительностью. Молодой художник правдиво, без прикрас изображал жизнь горцев. Это не были слащаво фальшивые картинки деревенского быта, какие писала популярная в ту пору художница З. Стрыеньская и ее подражатели. Нет, глядя на гравюры Кулисевича, зритель видел образы крестьян, придавленных постоянной нуждой, забитых и невежественных. Они воспринимались как гневный обличительный документ против буржуазно-помещичьей Польши. Появление этих листов было значительным событием в художественной жизни страны. Они сделали имя Кулисевича известным и за пределами его родины.
Кулисевич не только занимался ксилографией, но также много рисовал, пользуясь разнообразной техникой. В довоенные годы он чаше всего рисовал карандашом, иногда сангиной, сепией, тушью. Рисунки его отличались высоким мастерством. Для довоенного периода творчества Кулисевича наиболее типичны шлембарковские рисунки, имеющие в большинстве случаев характер этюдов («Сидящий человек», «Девушка в плахте» и др.).
Множество досок с гравюрами Кулисевича и огромное количество его рисунков погибло во время войны. Они сгорели в огне пожаров Варшавского восстания. Сам художник, прожив несколько лет в Кракове, в 1945 году возвратился в Варшаву.
Разрушенная Варшава произвела на Кулисевича неизгладимое впечатление. Отдавая дань уважения героическому городу, художник решил запечатлеть его для потомков. Так появился цикл из 100 рисунков, носящий общее название «Варшава. 1945» (1945— 1946), — взволнованный, полный драматизма рассказ художника об ужасах войны, о варварстве фашистов.
В 1946 году Кулисевич занял пост профессора-преподавателя графики в варшавской Академии изящных искусств. Он совершил ряд творческих поездок за границу. Однако все летние месяцы Кулисевич снова ежегодно проводил на Подгале. Здесь он создал циклы новых произведений. Гравюру на дереве он сменил на рисунок. В своих новых работах художник отошел от трагизма раннего «Шлембарка» и цикла «Варшава. 1945». Настроение шлембарскнх рисунков стало иным. Кулисевич стремился теперь запечатлеть жизнь новой деревни — деревни народной Польши. К циклу этих рисунков («Шлембарк», .1950—1954) по силе своего эмоционального воздействия примыкает серия «Солдаты мира и революции» (1950— 1951), в которой особенно выделяется портрет Ф. Э. Дзержинского, поражающий меткостью характеристики.
Позднее в художественной манере Кулисевича появились экспрессионистические черты. Это сказалось в цикле его рисунков к «Кавказскому меловому кругу» Б. Брехта (1955), в циклах «Индия» (1956), «Мексика» (1957— 1960). За ними последовали такие работы, как «Венецианская лагуна» (1958 и 1961), «Бразилия» (1963). Постепенно у Кулисевича живописность стала вытеснять графические приемы, цвет и пятно сменяют линию и штрих. Кулисевич — участник многих международных художественных выставок. В 1966 году он был удостоен звания почетного члена Флорентийской Академии художеств в связи с ее 400-летием.


При цитировании гиперссылка обязательна.