З. Е. Серебрякова (1884—1967)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Выставка произведений Зинаиды Евгеньевны Серебряковой, проведенная в Москве и в Ленинграде в 1965 году, как бы заново открыла для широких кругов зрителей творчество этого мастера. Сильно и уверенно заявившая о себе на выставках предреволюционных лет, Серебрякова начиная с 1920-х годов, жила во Франции, и поэтому ее работы были мало известны, а о прежних произведениях вспоминали лишь немногие специалисты. А между тем, как показало «второе открытие» художницы, это крупный и своеобразный мастер, внесший весомый вклад в развитие русского изобразительного искусства.
Серебрякова выросла в семье, сыгравшей выдающуюся роль в истории русской культуры. Ее отец, Е. А. Лансере, был скульптором, ее брат Е. Е. Лансере стал известным графиком и монументалистом. Мать — приходилась родной сестрой А. Н. Бенуа, и будущая художница часто проводила время в доме своего деда, архитектора Н. Л. Бенуа. Семнадцатилетняя Серебрякова впервые пришла на занятия в школу-мастерскую М. К. Тенишевой, там преподавал Репин. Затем она посещала мастерскую О. Э. Браза (1903—1905). И, конечно, великолепной школой было изучение старых мастеров в Эрмитаже. В Париже, в 1905 году Серебрякова работала в мастерских Доше и Симона...
Художница жила как бы чуть отстранясь от опоров и треволнений современной художественной жизни, замкнувшись в кругу семьи. Но работала она постоянно и целеустремленно. Дебют ее на выставках состоялся в 1909 году, а уже на следующий год на выставке «Союза русских художников» ее композиция «За туалетом. Автопортрет» вызвала всеобщее восхищение. И дело было не только в бесспорном мастерстве, с каким художница написала зеркало, все аксессуары, фигуру в сложном повороте, а в поэтичности (Произведения, в чистоте душевных помыслов. Следующих работ Серебряковой ожидали с нетерпением.
Начинается лучшая пора в ее творческой жизни. Она пишет этюды в Крыму и в Царском Селе, в Италии, Швейцарии. Одна за другой появляются ее картины. В полотне «В бане» (1913) она прекрасно написала обнаженную натуру. Здесь уже очевидно и чувство монументальности, присущее таланту художницы. Она уверенно строит сложнейшую композицию, пишет ясно, четко, как будто училась у Энгра, а не живет в XX веке. Картина «За завтраком» (1914) как бы продолжает линию, начатую в «Автопортрете». Здесь та же кристальная чистота внутренних отношений, душевность. Темы такого рода — не открытие Серебяковой. Они неоднократно варьировались живописцами, рассчитывавшими на умиление обывателя, и были скомпрометированы в художественных кругах как сентиментальные и мещанские. Но Серебрякова сумела рассказать о семье удивительно искренне и поэтично.
«Жатва» (1915) и «Беление холста» (1917), возможно, наиболее зрелые вещи Серебряковой. В них она как бы возобновляет прерванную традицию живописи Венецианова. В этих картинах есть ощущение красоты и силы народа, мощь фрески. Классическая традиция в них живет как сегодняшнее, отнюдь не музейное отношение к миру. Это — одни из наиболее значительных произведений в русском искусстве первых десятилетий нашего столетия. Они стоят рядом с картинами о женщине-крестьянке К. Петрова-Водкина.
В первые послереволюционные годы Серебрякова живет в Харькове. Она работает в музее университета, но не бросает рисовать и писать. Из произведений харьковского периода выделяется ее картина «Карточный домик» (1919). В 1921 году Серебрякова снова в Петрограде. Она пишет натюрморты, портреты, создает графическую серию о балете Мариинского театра. Вслед за Дега Серебрякова знакомит нас не только с праздничной, внешней стороной жизни балета, но и с ее буднями. В графических композициях художницы в то же время подчеркивается красота этой будничной жизни.
В августе 1924 года художница едет в Париж, собираясь поработать там некоторое время. Но судьба сложилась так, что больше ей не довелось увидеть родину. Во Франции Серебрякова жила скромно. Отдельные ее работы, появлявшиеся на выставках эпизодически, случайно, не замечались критикой. Она продолжала работать по-своему, не поддаваясь искушениям модных течений в искусстве. Ее, художника классической традиции, они не интересовали.
Работы Серебряковой зарубежного периода менее значительны, чем ее же произведения 1910-х годов. Но все ж и в эти годы ею создано немало интересного. Она писала крестьян бретонцев, марокканских кочевников, виды Италии, Швейцарии, пейзажи Пиренеев и, конечно, милые ее сердцу сцены семейной жизни.


При цитировании гиперссылка обязательна.