В. Ф. Степанова (1894—1958)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Варвара Федоровна Степанова относится к числу мастеров послереволюционного времени, активно замявшихся теми видами искусства, которые были наиболее тесно связаны с жизнью, имели наиболее широкую народную аудиторию. Художница проектировала ткани, оформляла спектакли, книги, журналы. И в каждой из этих областей она выступала как художник-новатор.
Степанова работала в искусстве рядом со своим мужем, замечательным мастером, Александром Михайловичем Родченко. Они познакомились еще в Казани, где Степанова и Родченко учились в художественной школе. В Москве Степанова ходила на занятия в студии К. Ф. Юона (1912— 1915). Постепенно она, как и Родченко, увлеклась новейшими течениями в искусстве, беспрерывно экспериментировала с формой и цветом. Ее произведения вызывали широкую полемику. Молодая художница выступала со статьями и манифестами. Пробовала она свои силы и в графике.
В послереволюционные годы Степанова — мастер агитационного искусства, активный борец за новые формы художественной жизни. Вместе со своими друзьями она решительно спорит с В. Кандинским, в те годы бывшим одним из виднейших представителей беспредметного искусства доказывая, что усилия в этой области носят чисто эстетский характер, бесполезны для народных масс, что сейчас художник должен работать иначе. Молодые мастера, назвавшие себя конструктивистами-производственниками, столь же решительно распространяли свою критику вообще на все станковые виды творчества, запальчиво объявляя их изжитыми формами буржуазного сознания. Сегодня ошибочность этой полемической позиции не вызывает сомнений.
История советского искусства доказала это. Но ведь не по манифестам мы судим о творчестве художников. В действительности мастера этого круга в целом, в том числе и Степанова, сыграли важную положительную роль в строительстве молодой советской художественной культуры.
Наиболее существенной оказалась работа Степановой в полиграфическом искусстве. Она искала новые приемы и методы оформления книг и журналов, которые способствовали рождению современного книжного дизайна. Она применяла свободную верстку, акцентировала масштабом шрифта наиболее важные по смыслу места текста. В этом плане характерны ее макеты журналов «Советское кино» (1926—1928), «Красное студенчество» (1928—1929), которые способствовали формированию облика нового советского массового журнала. Особым артистизмом, пластичностью отличаются оформленные Степановой номера журнала «Современная архитектура» (1928—1930). Степанова использовала в своих полиграфических работах агитационные политические фотомонтажи, часто очень тонко в общую композицию введен цвет — не только контрастный черному красный, но и другие. Полиграфические произведения Степановой обладают запоминающейся, действенной оптической формой, точным учетом законов восприятия изделий полиграфии, умением увлечь читателя, направить по верному руслу процесс его чтения.
В 1930-е годы Степанова успешно продолжила свою работа в полиграфии в журнале «СССР на стройке», вместе с А. Родченко искала наиболее выразительную форму объемной книги-альбома. Свои последние книги она оформила в сотрудничестве с дочерью — художником книги — В. А. Родченко.
В 1924—1925 годах Степанова сделала ряд эскизов тканей для 1-й ситценабивной фабрики. Это интересная попытка внести в текстильное производство новые виды орнамента, активно действующие на глаз геометрические формы. Ткани по рисункам Степановой пользовались определенным успехом. О них не раз вспоминали и в 1960-е годы, когда художники текстильной промышленности пробовали использовать сходные композиции. Степанова выступала с широкой агитацией за новые простые формы одежды. В переделке всего быта, всех вещей, окружающих человека в повседневной жизни, по законам искусства ей виделся, как и ее коллегам, путь к формированию нового человека.
Как страстный агитатор за новый быт Степанова выступила и тогда, когда по предложению Вс. Мейерхольда стала работать в театре. Она проектировала костюмы и сценическое оборудование к пьесе А. Сухово-Кобылина «Смерть Тарелкина» (1922), сознательно противопоставляя современный, предельно аскетичный стиль оформления быту эпохи, о которой шла речь в пьесе. Сцена становилась в ее понимании агитационной площадкой. Многие из идей, заложенных в работах талантливого мастера, вновь заинтересовали современных ищущих художников.


При цитировании гиперссылка обязательна.