К. Фабрициус (1622—1654)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Голландский художник Карель Питерс, подписывавший свои картины Фабрициус, родился в Мид-ден-Бемстере. Его отец был школьным учителем и в свободное время занимался живописью. Этому он обучил и своих сыновей Кареля и Барента. В то время в Голландии профессия художника стала считаться весьма почтенной, опрос на произведения живописи необычайно возрос: в каждом голландском доме среднего достатка находилось до 200 картин.
Не удивительно, что для Голландии XVII века особенно характерны семьи потомственных художников.
В начале 1640-х годов Фабрициус переехал в Амстердам и провел несколько лет в мастерской Рембрандта ван Рейна в качестве ученика. К этому времени относится картина Фабрициуса «Воскрешение Лазаря», отмеченная огромным влиянием Рембрандта (особенно «Ночного дозора», написанного в 1642 году). Своеобразная рембрандтовская барочная патетика, жизненность персонажей — все это нашло отклик в картине Фабрициуса. Молодой художник лишает евангельскую легенду о воскрешении Лазаря героики чудесного и понимает ее как совершенно земное, повседневное событие, где главным действующим лицом становится толпа.
С 1650 года Фабрициус жил в Делфте. Здесь он стал членом гильдии художников и приобрел широкую известность, прежде всего благодаря своему мастерству в области перспективы. Хорошо известно, что Фабрициус занимался росписью частных домов, украшал интерьеры перспективными видами. Но, к сожалению, ни одна из этих росписей не сохранилась. Судить мы можем о них только по нескольким холстам — эскизам не дошедших до нас картин. «Продавец музыкальных инструментов» (1652), «Щегленок» (1654), «Часовой» (1654) — все эти полужанровые сцены поражают нас не только неожиданным композиционным решением, но и тем чувством, которое художник вкладывает в них. Дух экспериментаторства, сопровождавший развитие точных наук в Голландии XVII века, безусловно, накладывает своеобразный отпечаток на перспективные искания Фабрициуса.
Художник наделяет свои произведения чертами трагизма, не свойственного голландскому бытовому жанру того времени. Перспективная иллюзия и сложность пространственной структуры становятся для него только средством добиться особого настроения в картине, большей насыщенности чувства. Своеобразно решает Фабрициус и проблему света. Он изображает реальный солнечный свет, а это еще больше усиливает правдивость изображенного, трагедию происходящего. Особенно это видно в картине «Щегленок» — своеобразно синтезировавшей иллюзорность, оптический фокус и конкретность изображенного с широчайшими обобщениями, скрытыми за кажущейся простотой сюжета.
Большинство дошедших до нас картин Фабрициуса — портреты. В период ученичества у Рембрандта Фабрициус подражал своему учителю. Но позже он постепенно отошел от его манеры. Изображение конкретного места, где находится модель, конкретного света, светлая и холодная цветовая гамма (в отличие от теплой рембрандтовской), большая жизненность самого образа — все это персональные находки Фабрициуса.
Как и Рембрандт, Фабрициус любил писать автопортреты. Их сохранилось два — 1645 года (подражание учителю) и 1654 года (вещь самостоятельная). Но уже в первом, подражательном автопортрете чувствуется авторское стремление к внутренней независимости. Прежде всего, Фабрициус взял светлый фон (Рембрандт предпочитал темные). За этим кроется иное понимание художником взаимоотношений человека с окружающей средой. Рембрандт всегда видел в этих взаимоотношениях что-то загадочное, чудесное, даже волшебное. В автопортрете Фабрициуса фон — совершенно определенная, ясно ощутимая поверхность стены с кое-где потрескавшейся штукатуркой, придающая изображению, с одной стороны, большую пластическую убедительность, с другой — более заурядный повседневный характер. Иным изображает себя художник через 10 лет. Черты его лица становятся более резкими. Взгляд заостряется, в нем появляется не только воля, но и оттенок недоверчивости и горечи.
Фабрициус изображает себя в виде воина, в кирасе на фоне клубящихся облаков. Художник подчеркивает этим, что не боится невзгод, но автопортрет пронизан ощущением одиночества человека и враждебности окружающего его мира. Создание такого правдивого, полного внутренней силы и скрытого мятежа портрета по силам только очень большому мастеру.
Погиб художник в возрасте тридцати двух лет при взрыве порохового склада. Беспокойный и вечно ищущий, Карель Фабрициус остался несколько в стороне от беспечных жанровых сцен, спокойных интерьеров, умиротворяющих пейзажей голландского искусства XVII века, хотя сыграл огромную роль в их формировании. Своими блестящими экспериментами в области перспективы Фабрициус проложил путь для развития делфтской живописной школы во главе с Вермеером. А сила ощущения трагизма жизни и одиночества человека в его «жанровых» картинах сравнима только с драматизмом поздних вещей гениального Рембрандта.


При цитировании гиперссылка обязательна.