К. Пуркине (1834—1868)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Карел Пуркине, сын известного чешского физиолога, занимавшего кафедру во Вроцлавском университете, еще гимназистом увлекся искусством и стал обучаться рисованию у портретиста Кенига. Когда семья Пуркине переселилась в Прагу, юноша поступил в Пражскую Академию художеств. Однако неудовлетворенный отсталостью пражской академической школы, он вскоре уехал в Мюнхен к профессору Берделли. Но главными учителями Пуркине, по его собственному признанию, стали «старые мастера и природа». Наиболее привлекали Пуркине непревзойденные колористы — Тициан и Рембрандт. Осенью 1856 года молодой художник отправился в Париж и поступил в ателье Тома Кутюра, академизм которого в ту пору многим казался верхом совершенства. Между тем в творчестве этого художника — последователя и преемника Энгра — все более терялись следы величия и монументальности классических образцов, шее более выдвигалась на первый план пустая и ложная декоративная пышность обстановки и аксессуаров, все более распространялись эротические и натуралистические черты. Оторванный от жизни метод преподавания Кутюра ничего не мог дать Пуркине, и вскоре он покинул ателье. Из Парижа в Прагу он увез незабываемые воспоминания не о канонах Кутюра, а о смелых дерзаниях мастеров нового демократического реализма, о шедеврах Лувра.
В Праге начался период плодотворной самостоятельной деятельности художника, творческого освоения чешских мастеров XVII века, прежде всего К. Шкреты. В 1858—1859 годах Пуркине пишет ряд интересных портретов; в начале 60-х — появляются его первые зрелые произведения. Их никто не покупает. Они получают резкое осуждение со стороны критики, совершенно не понимающей живописной манеры художника. И, действительно, манера эта была непривычной. Пуркине писал широкими, большими мазками, передавая тень иной краской, лепя форму с помощью цвета.
С большим искусством писал Пуркине натюрморты, в которых ощущается здоровое восприятие художником материальной и красочной красоты природы («Фазаны» и «Натюрморт с луком», 1861; «Снежная сова», 1862).
Более всего Пуркине тяготел к портретной живописи, так как считал, что в этом жанре он может быть правдивее всего. Писал он главным образом портреты близких ему людей (Б. Рейтмайерова, около 1856; семья резчика Борлички, около 1859; дети художника, 1867—1868).
Одна из вершин Пуркине в области портретного жанра — его известная картина «Кузнец-политик» (1860). Художник изобразил своего друга — кузнеца Еха — в конкретной обстановке его жизни. После работы кузнец присел к столу отдохнуть и погрузился в чтение газеты. Это не просто портрет друга художника — Пуркине здесь стремится к типизации образа. Он создает образ чешского ремесленника второй половины XIX века, вполне сознательно отмечая его образованность и интерес к национальной прессе, только что появившейся в то время в связи с начавшимся подъемом национального движения.
«Кузнец-политик» — единственный у Пуркине портрет, приближающийся к картине. Пуркине первым в европейском изобразительном искусстве создал образ человека физического труда, обладающего высоким интеллектуальным развитием. Позднее художник создал ряд портретов деятелей чешской культуры (И. Венцига, около 1865; Ф. Палацкого, около середины 60-х годов; певицы Э. Бубенчиковой, около 1865—1866 годов). Больших успехов в глубоком раскрытии внутреннего мира человека Пуркине добивался в своих автопортретах. В лучшем из них, автопортрете 1868 года, художник дал глубокую характеристику чешского интеллигента-патриота.
Пуркине активно участвовал в борьбе за национальное возрождение своей страны. Он был неутомимым пропагандистом чешского искусства. С 1863 года художник являлся постоянным критиком-референтом по искусству в газете «Народни листы» и «Политик» и редактором иллюстрированного журнала «Квети», определив своей деятельностью его передовую патриотическую ориентацию.
Пуркине умер тридцати четырех лет, оставив около пятидесяти холстов, среди них свыше двадцати портретов и десяток натюрмортов. Эти произведения не были широко известны. Поэтому пражские газеты в своих некрологах, вспомнив, что Пуркине помещал отчеты о выставках в журнале «Квети», коротко сообщили о смерти художественного критика. Лишь более полувека спустя, в 1924 году, молодой художник Филла сказал о значении живописи Пуркине: «Он связал искусство с действительностью, с жизнью, так, как это сделали в своих произведениях Домье, Коро, Курбе, Бальзак и Гоголь». Теперь Пуркине признан классиком чешского изобразительного искусства, оказавшим огромное влияние на развитие всей чешской живописи второй половины XIX века, на ее прогрессивные реалистические завоевания.


При цитировании гиперссылка обязательна.