Ш. Деспио (1874-1946)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Рядом с именами Родена, Майоля, Бурделя, чье творчество являлось вершиной развития скульптуры в конце прошлого и в первой четверти нашего века, имя Шарля Деспио звучит более скромно. А между тем на поверку оказывается, что работы этого мастера, как бы стоящего вне течений, в стороне от борьбы направлений IB искусстве XX века, оказали благотворное влияние на формирование художников различных стран. Произведения Деспио принадлежат к самому ценному, что создано скульпторами-реалистами нашего столетия.
Семнадцатилетним юношей приехал Шарль Деспио в Париж из провинции. Он стал учеником Леметра в Школе декоративных искусств, позже перешел к Барри в Школу изящных искусств. Но, пожалуй, наиболее значительными были для него занятия в мастерской Люсьенна Шнегга, где на довольно высоком уровне велось преподавание. Первые самостоятельные произведения молодого скульптора несут на себе печать увлечения импрессионистической пластикой. Это и понятно в пору, когда уже признавались живописцы-импрессионисты и в зените славы был Роден. Родена, строго говоря, и следовало бы назвать первым среди учителей Деспио, хотя фактически он и не обучался в молодости у великого скульптора. Под впечатлением знакомства с пластикой Родена исполнены Деспио небольшие по размеру статуэтки — женские фигуры. Его работы начинают появляться на выставках. В 1907 году Роден посещает Салон, где экспонировалась «Полетта» Деспио, и приглашает автора «Полетты» сотрудничать в его мастерской в Медоне. Деспио участвовал в переводе в камень многих произведений Родена, досконально изучив метод работы мастера, которого он так любил. Одновременно он выясняет свои творческие позиции.
Постепенно в его творчестве влияние Родена исчезает. Прихотливая импрессионистическая пластика сменяется подчеркнутой простотой и цельностью объемов, акцентировка движения уступает место созерцательности. У художника появляется свой круг ценителей и первых последователей. Но он все еще вынужден для заработка брать подряды на раскрашивание открыток. Денег на натурщиков у него тоже часто нет. Ему позируют друзья и их жены. Все еще не хватает денег на то, чтобы перевести лучшие работы в камень. Только тогда, когда Деспио уже было за пятьдесят, обстоятельства сложились так, что он мог не думать обо всех этих «мелочах».
Деспио дважды в жизни принимался за памятники. Один из них, начатый в 1913 году, но так и не завершенный, памятник художнику Пюви де Шаванну. Скульптор сделал к нему, как проект, композицию «Гений вечного покоя». Но прямая аллегоричность, открытая возвышенность, патетичность — то, в чем силен был Бурде ль, видимо, чужды были складу дарования Деспио. Может быть, поэтому он говорил о том, что монументальной скульптурой следует заниматься архитекторам больше, чем художникам.
По складу своего дарования Деспио явно тяготел к законченности станковой скульптуры. Более того, о нем можно говорить как о замечательном мастере камерной скульптуры. Фигурных композиций в его наследии немного — меньше 20 («Вакханка», 1930 и др.). Он очень силен как портретист. Портреты Деспио внешне сдержанны (он всегда отрицал описательность в скульптуре, искал чисто пластическое выражение внутренней жизни человека), их пластика сознательно противоположна импрессионизму. По ясности языка она ближе к идеалам классической скульптуры. Но это не мастерская холодная демонстрация знания классики. Его пластика проникнута пониманием сложности современного человека. В портрете мадам Агнес Майер или в портрете мадам Дерен (1923) мы замечаем, что скульптор стремится передать момент внутренней сосредоточенности, внутреннего созерцания. У его героев и героинь нередко полуприкрыты глаза, как бы обращенный внутрь взгляд. Они словно о чем-то задумались или о чем-то вспоминают. Временами их сравнивают с героями Марселя Пруста. И в «Асе» (1925) и в портрете живописца Дюнуайе де Сегонзака (1924), и в портрете мадам Арно (1927) мы видим редкостное умение соединить конкретное знание человека с обобщенным представлением о нем. Ясные, пластически уравновешенные произведения Деспио заключают в себе мир разнообразных человеческих чувств. Работал скульптор неспешно, вдумчиво. Иногда окончательному варианту предшествовали сотни сеансов. Деспио последовательно добивался намеченной цели. Если пластический смысл работ Майоля открывался в «осязательном знакомстве» с формой, то он добивался цельности зрительного впечатления.
О Деспио можно было бы сказать так, как он сам отозвался о Майоле: «Великое достоинство — это его естественность».


При цитировании гиперссылка обязательна.