Э. Буден (1824-1898)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Эжен Буден родился в Онфлере, маленьком городке окаю Гавра, в семье моряка. После отставки отца семья перебралась в Гавр.
Гавр в это время был не только крупным морским портом, но и своеобразным центром искусства. Живописные окрестности, необъятная панорама устья Сены, широкие пляжи, покрытые галькою, — все это привлекало многочисленных художников. В Гавре бывали Милле, Тройон, Курбе, Ионкинд.
Мальчиком Буден поступил в магазин писчебумажных принадлежностей, куда приезжие художники посылали натягивать свои холсты, вставлять их в рамы, окантовывать рисунки. Юный служащий магазина, все свое свободное время отдававший рисованию, привлек их внимание. Пользуясь советами Тройона, Буден сделал заметные успехи в живописи, и вскоре в витрине той же самой лавки (где иногда продавались и картины) появились его небольшие пейзажи.
С этого времени Буден решил целиком отдаться искусству. Выхлопотав с помощью Тройона трехгодичную стипендию муниципалитета, охотно поощрявшего искусство в родном городе, Буден уезжает в Париж продолжать образование. Из этой поездки он вынес твердое убеждение, что «романтики отжили свой век. Отныне мы должны искать простую красоту природы... природы, увиденной во всем ее разнообразии, во всей свежести».
Отныне творчество Будена посвящено поискам этой простой красоты. Он пишет море, набережные, корабли, пляжи и гавани, рыбный рынок («целый рудник для разработки!») и, главное, небо — мощное, глубокое или туманное, легкое, насыщенное влагой, с влажными облаками, гонимыми ветром. Небо занимает почти всю поверхность картин Будена — оно источает свет, пропитывает своей влагой воздух, отражается в морской глади («Морской порт»).
Свежесть — и в буквальном, и в живописном смысле — вот слово, что приходит в голову при взгляде на картины Будена. Его маленькие полотна омыты морским воздухом, в жемчужно-серых, голубовато-серебристых тонах чувствуется прелесть живого восприятия натуры. Буден больше всего ценил в живописи непосредственность в передаче природы. «Надо проявлять крайнее упорство в сохранении первого впечатления, так как оно самое правильное», — говорил он.
Надо сказать, что необходимость работы с натуры в те времена отнюдь не была столь очевидной для художника, как в наши дни. Даже барбизонцы, учеником и продолжателем которых был Буден, заканчивали свои картины, как правило, в мастерской. Буден, при всей своей скромности (он никогда не претендовал на роль вождя и первооткрывателя), оказался в этом отношении новатором и открыл пути для импрессионизма.
Однажды в упомянутую нами окантовочную мастерскую при магазине зашел юноша, уже известный в Гавре, несмотря на свою молодость, как ловкий и остроумный карикатурист. Его познакомили с Буденом, и тот с мягкой доброжелательностью сказал ему: «Вы талантливы — это видно с первого взгляда, но я надеюсь, вы не остановитесь на этом. Все это очень хорошо для начала, но скоро вам надоест карикатура. Занимайтесь, учитесь видеть, писать и рисовать, делайте пейзажи. Море и небо, животные, люди и деревья так красивы, именно в том виде, в каком их создала природа, со всеми их качествами, в их подлинном бытии, такие, как они есть, окруженные воздухом и светом». И Буден с неисчерпаемой добротой и терпением взялся за обучение талантливого и своевольного юноши. Звали юношу Клод Моне. На всю жизнь крупнейший мастер импрессионизма сохранил благодарное чувство к своему единственному учителю, который помог ему понять и полюбить природу.


При цитировании гиперссылка обязательна.