С. Т. Коненков (1874-1971)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Герой Социалистического Труда, народный художник СССР, действительный член Академии художеств СССР, лауреат Ленинской и Государственной премии СССР Сергей Тимофеевич Коненков был великим подвижником в искусстве, которому он беззаветно и вдохновенно служил многие десятилетия.
Могучее самобытное дарование Коненкова, как бы вобравшее о себя живительные соки русской земли, корнями своими уходит в народную жизнь. Коненков родился в крестьянской семье, в деревне Караковичи Смоленской губернии. И труд земледельца и народная поэзия вошли в его судьбу с ранних детских лет, формируя ум и характер. Учился Коненков в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1892-Г-1896) у С. И. Иванова и С. М. Волнухина, а позднее в Академии художеств (1899—1902). В 1895 году он посетил Западную Европу.
Первая работа, исполненная Коненковым после окончания Московского училища живописи, ваяния и зодчества, была посвящена теме труда. Статуя называлась «Камнебоец» (1898) и была одним из немногих тогда типических изображений русского рабочего человека. В дальнейшем молодой скульптор отошел от жанровой трактовки тем. Его дипломная работа в Петербургской Академии художеств «Самсон» (1902) уже заключала в себе основные тенденции монументальности и символики, которые затем развились в зрелом творчестве Коненкова. Громадная фигура, воплощающая образ титана-бунтаря, казалась современникам смелым вызовом традициям и отражала предчувствие революционной бури, жившее в душе скульптора.
Когда в 1905 году вспыхнула русская революция, Коненков принял в ней непосредственное участие и в своем творчестве воплотил образы ее героических борцов.
К лучшим произведениям Коненкова принадлежит мраморная головка «Нике» (1906). По-своему она претворяет ту же линию философской символики, которая становится для Коненкова основной в эти годы. Нике — по-гречески Победа. Идея Победы воплощена скульптором в изображении совсем юной девушки с ярко выраженными национальными русскими чертами. Моделью для скульптора служила работница с Трехгорной мануфактуры. Образ Нике, не потеряв портретной характерности, превратился в поэтическое воплощение радости, полета, победы.
Это удивительное, подлинно поэтическое переосмысление натуры — одна из сильнейших черт творчества Коненкова. Если Нике как бы олицетворяла народную веру в победу даже после поражения революции 1905 года, то непосредственно революционным боям скульптор отдал дань в таких произведениях, как «Рабочий-боевик 1905 года Иван Чуркин» (1906) и «Атеист».
В 1909—1910 годах в творчестве Коненкова оживают образы русских сказок, былин и сохранившейся в крестьянских поверьях языческой мифологии. «Старички-полевички», «Лесовик», «Великосил», «Стрибог», «Еруслан Лазаревич» изваяны из дерева, их формы скульптор находил и выявлял в самой структуре древесного ствола, в причудливых извивах корней, в сучках и наростах. Среди этих произведений выделяются мраморная скульптура «Бах» (1901) и гипсовая — «Паганини» (1906). Они представляют собой своеобразное воплощение идеи музыки.
В 1912 году Коненков совершает путешествие в Грецию и Египет. Может быть, во встрече с родиной античного искусства берет начало его увлеченность мрамором и обнаженным телом в последующий период творчества («Женский торс», «Сон», 1913).
Великую Октябрьскую социалистическую революцию Коненков встретил как долгожданное освобождение человека, как начало новой жизни народа и выразил волновавшие его чувства в ярких и вдохновенных образах. Огромное влияние оказали на скульптора встречи с В. И. Лениным, участие в осуществлении ленинского плана монументальной пропаганды. Он создает мемориальную доску «Павшим в борьбе за мир и братство народов» (1918), установленную на Красной площади. На открытии этой мемориальной доски с речью выступил В. И. Ленин. Позднее скульптор вырезает из дерева группу «Степан Разин со своей дружиной» (1918—1919). Затем его внимание почти безраздельно отдано портрету.
В большинстве своем скульптурные портреты Коненкова выходят из жанра камерных станковых произведений. Богатырская сила монументального дарования, углубленное видение мира позволяют ему ставить и решать в портретных изображениях более широкие задачи. Почти каждый его портрет — это эскиз памятника, монумент, независимо от размера, и, как правило, каждый несет какую-нибудь идею. Шаляпин — титанический артистизм натуры, Достоевский — мучительную душевную раздвоенность, Павлов — покоряющую силу разума, — все эти образы наделены гораздо большими достоинствами, чем простое портретное сходство. Некоторые из этих работ, исполненные в 30-х годах, были переведены в мрамор уже в 50-х, когда скульптор вернулся в Советский Союз после двадцати лет жизни за границей.
Родина встретила Коненкова с доверием и любовью, он переживает новый творческий подъем. Статуя «Освобожденный человек» («Самсон», 1947), являющаяся развитием тех творческих замыслов, которые вдохновляли скульптора в молодости, портреты М. П. Мусоргского (1935), Чарлза Дарвина (1954), скульптура «Колхозница» (1954), выполненная из дерева в широкой декоративной манере, портрет греческого патриота Никоса Белояниса (1951), рельефы на здании Института геохимии им. Вернадского и для Музыкально-драматического театра в Петрозаводске и, наконец, «Автопортрет» (1954) — составляют еще одну часть бесценного вклада умудренного жизнью мастера в советское искусство. Неоднократно обращался Коненков к образу Ленина и создал несколько моделей памятника вождю.
Творчество Коненкова, органически связанное с современностью, с лучшими традициями русского и мирового искусства, снискало широчайшее признание, уважение и любовь зрителей.


При цитировании гиперссылка обязательна.