Д. Уистлер (1834—1903)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


В художественных кругах России в конце прошлого и в начале нашего века творчество Джеймса Мак-Нейла Уистлера оценивалось чрезвычайно высоко. В среде европейской интеллигенции Уистлер был также одним из самых известных художников. В Соединенных штатах Америки его и ныне по праву чтут как классика национального искусства.
С девяти до пятнадцати лет Уистлер жил в России со своими родителями. Вполне вероятно, что сильные непосредственные впечатления от архитектуры Петербурга, его поэтичных панорам, особой атмосферы наложили известный отпечаток на восприятие юноши и впоследствии это сказалось в его работах. Возможно, что именно в Петербурге он получил и первые уроки рисунка. По семейным преданиям, мальчик начал посещать занятия в классах Школы общества поощрения художеств. Из России Уистлеры возвратились снова в Соединенные Штаты, а в 1855 году молодой художник вновь пересекает Атлантический океан, чтобы на несколько лет обосноваться во Франции. В Париже он занимается у Ш. Глейера.
Жизнь Уистлера так и пошла, словно по заведенному образцу. Редкие посещения родины чередовались с многолетним пребыванием и Европе. На творческие взгляды Уистлера, на манеру его работы оказывали влияние разные мастера. Его восхищала сила выразительности и простота художественного языка Г. Курбе. Он ощущал свою близость к импрессионистам и был влюблен в старое искусство. В годы пребывания в Англии Уистлер дружил со многими прерафаэлитами и в некоторых его произведениях («Семейная сцена у фортепиано») чувствуются отзвуки хрупкой мечтательности, романтичности.
Прежде всего Уистлер привлек к себе внимание как портретист. Такие работы, как портрет мамаши Жерар (1861), Т. Карлейля (1872), мисс Александер (1874), многочисленные портреты английских актеров, привлекают глубоким психологизмом. Но, собственно говоря, Уистлера выделяют не только как умного, проницательного психолога. В самой сдержанной, строгой манере его письма есть благородство. Портреты Уистлера, как позже в русской живописи портреты В. Серова, можно назвать интеллигентными в полном смысле слова. Художник очень тактично подходит к внутренней жизни своих героев, хочет показать нам ее привлекательность. Парадный академический портрет претит ему, но всегда мы ощущаем уважение художника к портретируемому.
Уистлер много и успешно занимался пейзажем. О нем писали как о поэте Лондона, знаменитых лондонских туманов. У него есть целая серия видов этого города, где он лрожил многие годы. Особенно характерны для него пейзажи с изображением лондонских мостов («Старый Баттерсейский мост», «Старый Вестминстерский мост»). Мосты едва заметно проступают сквозь туманную дымку, кажется, меняют на глазах свой облик. Художник видит красоту их силуэтов, проступающих на фоне изысканно проработанных цветовых фактур. Уистлер виртуозно сопоставляет близкие по тону цвета, как маг, заставляет их звучать по-разному, в зависимости от настроения и чувств, какие он вкладывал в данную работу. Он любил особую атмосферу влажного приморского воздуха, которая как бы растворяет и поглощает четкие контуры предметов,— писал в Амстердаме, ездил в Венецию, и при этом его работы основаны и на ритме линий, организующем все его цветовые сопоставления.
Говоря об Уистлере, обычно вспоминают и о его музыкальности. В ритмах его картин, в ощущении цвета действительно есть что-то от нежного, мелодичного звучания музыки. Один из первых в живописи он пытался отыскать параллели эмоциям, вызываемым музыкой. «Симфония в белом» (1862), «Ноктюрн в синем и золотом» (1882), всякого рода «Вариации», «Фантазии», «Гармонии» — в этом не было надуманности я игры, мистификации. Эти опыты Уистлера получили дальнейшее развитие в картинах мастеров различных стран XX века.


При цитировании гиперссылка обязательна.