Н. П. Крымов (1884—1958)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Пейзажи Николая Петровича Крымова определили целую эпоху в истории советской пейзажной живописи. На протяжении вот уже нескольких десятилетий работы замечательного мастера оказывают влияние на произведения многих молодых живописцев, остаются предметом восхищения и споров. Крымов виртуозно разработал особую тональную систему живописи в то время, когда многим казалось, что она уже лишь достояние музеев, далекое прошлое. Его произведения всегда воспринимались как явление сугубо современное.
Тон в его живописи определяет светосилу цвета, имеет бесконечное число оттенков, вариаций. В произведениях Крымова поражает верность композиционного решения духу работы. В каждом из его пейзажей есть идея, Крымов отрицал этюды настроения, случайные «заметки» на память. Одним словом, разработанная им система живописи не была раз и навсегда заданной формальной схемой. В ней выявилось особое поэтическое мышление художника. Она стала итогом его многолетних творческих исканий, определением собственной задачи в искусстве. Серьезное, вдумчивое отношение к профессии художника Крымов выработал у себя еще в детстве. Отец его, Петр Алексеевич Крымов, был одним из талантливых учеников С. Зарянко.
Живописцем был и старший брат. Но в Московском училище живописи, ваяния и зодчества Крымов учился сначала на архитектурном отделении, лишь в 1907 году, уже, будучи достаточно известным художником, он перешел на живописное отделение, которое окончил в 1911 году. Здесь преподавали А. Архипов, Н. Касаткин, Л. Пастернак, В. Серов, но для Крымова эти занятия носили уже довольно формальный характер. Он участвовал в выставках, работал на высоком профессиональном уровне и ощущал себя вполне сформировавшимся художником. Графические композиции Крымова печатаются в журналах «Весы» и «Золотое руно». На выставках «Голубой розы», а чуть позже «Союза русских художников» экспонируется его живопись. Критика пишет о нем как об одном из ведущих художников.
Очень недолго его привлекали импрессионизм, неопределенная смутная лиричность — картину «Солнечный день» сравнивали с лирикой первых сборников А. Блока. Крымова начинают увлекать решения иного порядка, в которых, как объединяющее начало, существует стремление к пластическому обобщению форм. Он пробует достичь цельности впечатления от картины за счет подчеркнутой декоративности («Сосны», 1907), открытой экспрессивности цвета («Гроза», 1908). Его привлекает искусство народного примитива («Трактир», 1908). Такие произведения Крымова тех лет, как «Желтый сарай» (1909), «Туча» (1910), как бы синтезируют эти устремления. В них есть звучность цвета, четкость построения, декоративность вывесочного панно и почти классицистическая определенность формы. Это очень ясный, мощный и чистый мир.
В первые послереволюционные годы одна из немногих персональных выставок, проведенных в Третьяковской галерее, была посвящена творчеству Крымова. Это служило своего рода косвенным признанием высокого мастерства художника. Но на ней зритель увидел уже и иного Крымова, близкого к тому, каким знаем мы его сегодня. С 1914 года художник стал регулярно писать с натуры в Красково, под Москвой. Человек аналитического склада, он извлек колоссальную пользу из этой работы. Здесь и начался поворот к тональной живописи, по мнению Крымова, наиболее отвечающей характеру природы. Его стала интересовать задача, писать пейзажи не вообще, а передавать национальный характер пейзажа, особенность его внутреннего строя. Каждое лето художник пишет под Звенигородом, а с 1928 года постоянно бывает в Тарусе. Его пейзажи, простые по мотивам, звучат нередко возвышенно, как торжественный гимн красоте природы средней России («Утро», 1916). В этом смысле. Крымов сознательно противопоставляет свои работы всей левитановской линии в русском пейзаже. Но при этом его пейзаж также чужд помпезности и фальши. Обобщение, типизацию он объединяет с нежным лирическим чувством. Эти качества сохраняются и в пейзажах мастера последующих лет («Утро в ЦПКиО имени М. Горького в Москве», 1937; «Летний день в Тарусе», 1939—1940). Можно сказать, что Крымов берет природу, непосредственное переживание лишь за основу работы, подчиняя их определенной идее, решая пейзаж как глубоко содержательную картину. О своих произведениях сам он мог бы сказать словами М. Пришвина: «В чувстве природы таится, как я понимаю, и мое чувство родины».
Крымов, так точно композиционно решавший свои работы, прошедший в живописи полосу увлечений декоративностью, удачно работал и для театра, дебютировав здесь еще в 1911 году декорациями к пьесе А. Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын» в театре Незлобина. С драматургией Островского связана лучшая его работа для сцены — «Горячее сердце» (1926) во МХАТе, где он предложил гротескное образное, решение пьесы.


При цитировании гиперссылка обязательна.