А. П. Апинис (Род. 1904 г.)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1974 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1973 г.
OCR Artvek.Ru


Вот уже почти полвека па рижских художественных выставках можно видеть литографии и офорты, станковые произведения и иллюстрации Артура Петровича Апиниса. Без его работ представление о латышской графике было бы неполным. Известно его творчество и за пределами республики. Его работы неоднократно репродуцировались в общих трудах о путях развития советской графики, не раз экспонировались за рубежом.
Творчество Апиниса отличается завидной последовательностью, верностью избранным в молодости принципам. Он с большим уважением относится к традициям классического искусства. Апинис получил художественное образование в рижской Академии художеств (1923—1932), окончив ее но мастерской Р. Зариня, убежденного сторонника реалистического традиционного искусства. Молодого мастера привлекала сегодняшняя жизнь во всем ее многообразии. Наряду с работами камерными, тонкими пейзажами, интимными, лирическими в своей основе («Улица в Валмиере», 1938), он обращался к темам эпического звучания, событиям историческим («Индустрия», 1930; «Восстание 1905 года», 1934). Глубоким психологом показал себя художник в цикле иллюстраций к собранию сочинений Р. Тагора (1938).
Апинис создает композиции, насыщенные многими характерными деталями, он с любовью относится к особой жизни натуры. Его можно было бы назвать рассказчиком, но он и настоящий поэт, умеющий увидеть во внешне бесхитростном мотиве неповторимую красоту жизни. Уже в 1930-е годы Апинис выдвигается в первые ряды латышских графиков. В 1940 году, после восстановления Советской власти в республике, художник создает проекты первых почтовых марок Советской Латвии. Именно Апинису было поручено спроектировать герб Латвийской ССР.
В первые послевоенные годы художник работает чрезвычайно активно. Он создает обширные графические циклы «По следам войны» (1946). «Земгалия» (1946— 1949), «Восстановительные работы» (1949). Не все в них равноценно. Некоторые листы носят несколько иллюстративный, «видовой» характер — недостаток, типичный для графики тех лет. Но в целом это интересное многоплановое повествование о судьбах народа, его героизме и трудолюбии, проникнутое глубокой любовью к родной земле, верой в ее будущее. Как и прежде, Апинис отдает предпочтение офорту — технике, где в каждом штрихе мы ощущаем личное, живое отношение художника к изображаемому. К этим циклам непосредственно примыкает и серия иллюстраций к собранию сочинений Яниса Райниса. По своему характеру иллюстрации мастера скорее напоминают станковые произведения, строго продуманные но композиции. Апинис стремится здесь к своего рода монументальности, чтобы передать эпичность стиля многих произведений Райниса.
Работы художника отличает всегда высокий профессиональный уровень. У него практически нет срывов. Он с интересом следит за жизнью, стремясь рассказать о новом, запечатлеть новый облик родной земли. Это как бы неспешные, вдумчивые размышления, а не беглые, пусть яркие, первые впечатления. Именно поэтому предпочитает Апинис работать над обширными циклами. Он стремится к многоплановому показу жизни, но при этом добивается и законченности каждого отдельного листа, самостоятельности его звучания («Даугава»). Апинис любит решения пейзажного характера, панорамы. Таковы его циклы офортов «Колхозы Латвии» (1961) и «На полях Советской Латвии» (1965). В целом серии офортов, созданные художником за его творческую жизнь, составляют цельное эпическое повествование о родной земле. В 1950-е—1960-е годы Апинис по-прежнему успешно выступал и как художник книги, точнее как автор циклов иллюстраций. Особенно удавались ему иллюстрации к книгам Я. Райниса и Я. Судрабкална. Интересна и его интерпретация русской классической литературы. Художник иллюстрировал стихи А. Блока, романы Н. В. Гоголя и Л. Н. Толстого.
Многие годы Апинис преподает в рижской Академии художеств. Его творчество продолжает оставаться живым, волнующим явлением, интересным для зрителей и вызывающим уважение профессионалов.


При цитировании гиперссылка обязательна.