А. А. Осмеркин (1892—1953)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Человек абсолютного живописного слуха, чуждый какому бы то ни было делячеству, на многое глядевший с возвышенным восторгом, влюбленный в искусство, в красоту жизни, природы, порывистый, удивительно милый и душевный — таким запомнился Александр Александрович Осмеркин многим своим современникам.
Воспитанник Киевского художественного училища (1909—1911), а затем студии И. И. Машкова (1912—1913), Осмеркин, по собственному признанию, «проделал весь путь аналитических исканий в живописи. Здесь были и импрессионизм, и кубизм и т.д...» Его ранние произведения экспонировались на выставках «Бубнового валета» (1913, 1915). Среди бубнововалетцев он был самым молодым и самым поэтичным.
В 1917 году Осмеркин работает в художественной секции при Московском Совете рабочих и солдатских депутатов. С 1918 года он начинает преподавательскую деятельность. Сначала ассистент П. П. Кончаловского во Вхутемасе-Вхутеине, доцент, а потом профессор Московского государственного художественного института, Осмеркин в 1932 году избирается также профессором персональной мастерской Всероссийской Академии художеств в Ленинграде.
Вспоминая об Осмеркине-педагоге, А. Дейнейка писал: «У него были качества руководителя, о которых методисты мало говорят, — любовь в своему делу, которому он отдавал себя целиком. Он не подминал неокрепших молодых художников своим авторитетом, не воспитывал в них своих подражателей, да он и не смотрел на них как на учеников, видя в каждом гораздо большее — товарища в самом широком смысле этого слова. И этим ценнейшим свойством учителя — уметь сохранить индивидуальность художника — вводил его в круг мастерства и интересов большого искусства... В лице своих учеников Осмеркин оставил живую память о себе на долгие годы вперед».
Многие произведения Осмеркина свидетельствуют об его увлечении Дереном, Сезанном, живописью его старших товарищей по «Бубновому валету». Но во всех работах, где Осмеркин шел непосредственно от натуры, было много простой человечности, лиризма, жизнеутверждающей поэтичности. Осмеркин чувствовал гармонию природы, умел мастерски передать материальный мир предметов, красоту архитектурных памятников.
Во второй половине 1920-х годов Осмеркин выступил как один из пионеров большой советской тематической живописи, написав «Взятие Зимнего дворца» (1927) и «Коммунистическое пополнение 1919 года» (1929). В свое время эти полотна сыграли положительную роль в борьбе за создание советской тематической картины.
Лучшее и наиболее ценное в художественном наследии Осмеркина составили его пейзажи и натюрморты. Некоторые из них можно поставить вровень с произведениями большого идейного замысла. Они исключительно эмоциональны. Невольно хочется говорить об их «психологизме", об их национальном характере.
Очень интересны созданные Осмеркиным пейзажи русских городов: Ленинграда, Москвы, Загорска. В них художник стремится передать единую жизнь природы и архитектуры («Мойка», 1927; «Ленинград. Новая Голландия», 1947; «Осень. Колокольня Растрелли-Ухтомского», 1944, и др.).
Любовь к интенсивным красочным сочетаниям, технический артистизм наблюдаем мы в натюрмортах Осмеркина («Охотничий натюрморт», 1928; «Лилии и настурции», 1947; «Натюрморт с ходиками», 1952, и др.).
Намеренно просты, композиционно устойчивы портреты работы Осмеркина («Автопортрет», 1922> «Портрет поэтессы Анны Ахматовой. Белая ночь», 1939; «Мой друг живописец Н. А. Удальцова», 1948). Иногда в портреты художник вводил натюрморт, пейзаж. А порой два жанра переплетались в изысканно-артистичном образе («Профиль и цветы», 1946).
С 1922 года произведения Осмеркина неоднократно экспонировались на выставках советского искусства в Берлине, Венеции, Нью-Йорке.