А. фон Гильдебранд (1847—1921)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Адольф фон Гильдебранд был скульптором и теоретиком изобразительного искусства. Как скульптор, он был сторонником строгой системы, опирающейся на лучшие достижения классического искусства. От Гильдебранда-скульптора идут многие мастера реалистической скульптуры в Германии XX века. Как теоретик, он один из первых попытался понять и объяснить процесс формообразования и восприятия зрителем формы художественного произведения. Гильдебранд-теоретик искусств оказал несомненное влияние на многих крупных немецких искусствоведов.
Гильдебранд родился в Марбурге. Учиться он начинал в Нюренберге, затем продолжил образование в Мюнхене (1866— 1867) у скульптора К. Цумбуша. От Цумбуша воспринял он любовь к классической скульптуре и с ним вместе впервые отправился в Италию. В Италии Гильдебранд изучил привлекавшие его образцы античной и ренессансной пластики. Здесь, на Апеннинах, под влиянием бесед с друзьями, замечательным живописцем Хансом фон Маре и философом и теоретиком искусства Конрадом Фидлером, возникла его собственная теория формы. Италия, насыщенная памятниками любимого им классического искусства, была по существу для него второй родиной. В общей сложности в Италии он прожил несколько десятилетий: с 1867 по 1869 год, потом, после трехлетнего пребывания в Берлине, безвыездно до 1897 года, а после этого попеременно жил то во Флоренции, то в Мюнхене.
В таких работах, как «Адам» (1874—1876), «Обнаженный юноша» (1883—1884), «Играющий в кегли»* (1886), творческая манера мастера выступает очень ярко. Очевидно его стремление к величественности, строгости пластики, сдержанности проявления чувств. В отличие от многих ваятелей прошлого века Гильдебранд не признает повествовательных решений в пластике. В его работах привлекает архитектоническая ясность, четкость форм. Однако ясность осознания цели нередко равнозначна у него сухому рационализму. Абстрактная отвлеченность его персонажей подчас мешает впечатлению величественности.
Менее скован Гильдебранд в своих рельефах. Они мягче, пластичнее, сложнее по ритмам. Особенно выделяется прекрасный, лаконичный по стилю рельеф «Каин и Авель» (1890), который может быть отнесен к лучшим образцам европейской скульптуры конца XIX века.
И еще более был свободен в своих композициях мастер, когда исполнял скульптурное оформление для фонтанов. Среди них фонтан Виттельсбахов в Мюнхене (1890—1895), фонтан Бисмарка в Иене (1894) и ныне разрушенный фонтан в Страсбурге (1897—1903). Здесь мы видим свободную лепку, чрезвычайно эффектные сопоставления пластических масс. Фонтаны Гильдебранда смотрятся очень цельно и живописно. Их аллегорические сюжеты подчинены, прежде всего, законам декоративной пластики, которая согласована по своему стилю с архитектурной средой города. Здесь уже трудно говорить о традициях классической итальянской скульптуры. Они бы выглядели неуместными на площадях немецких городов. Гильдебранд в фонтанах явно ориентируется на патетические композиции мастеров немецкого барокко.
Ясность формы, тонкое воспроизведение индивидуальных особенностей человека характерны для лучших портретов Гильдебранда (В. Боде и художника А. Беклина, 1898).
В 1893 году вышла в свет книга Гильдебранда «Проблема формы в изобразительном искусстве». В ней он во многом опирался и на опыт собственного творчества. Гильдебранд подчеркивал, сколь важно для каждого художника по-новому увидеть предмет, увидеть его в разных аспектах и с разных точек зрения. Самое важное было, по его глубокому убеждению, увидеть общую закономерность, установить верное взаимоотношение частного и общего. Гильдебранд резко выступал против бездумной механичности натурализма. Он несколько преувеличивал значение своего опыта, иные обобщения его не подтверждались, но, тем не менее, несколько поколений искусствоведов и художников с благодарностью читали его книгу. Теории Гильдебранда наложили известный отпечаток и на взгляды выдающегося советского графика В. Фаворского.


При цитировании гиперссылка обязательна.