М. И. Авилов (1882—1954)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Всю жизнь Михаил Иванович Авилов оставался верен избранной им еще в молодые годы батальной живописи.
В свое время он был одним из самых популярных советских баталистов. С именем М. И. Авилова, народного художника РСФСР, действительного члена Академии художеств СССР, связана определенная линия развития нашей батальной живописи, идущая от традиций русской позднеакадемической живописи прошлого века.
Авилов учился в петербургской Академии художеств. Сначала он занимался в батальном классе Ф. А. Рубо, тогда же в мастерской Рубо учился и М. Б. Греков, а позже у Н. С. Самокиша, хорошего рисовальщика и умелого баталиста. Самокиш оказал немалое влияние на своего ученика. В первых своих самостоятельных работах молодой художник шел по пути создания эффектных, но не несущих особой смысловой нагрузки композиций. Его произведения этой поры, как правило, не выходят за рамки салонной живописи. Склонность к чисто внешнему показу явлений преодолевать впоследствии было трудно и еще в иных работах конца 1920-х годов мы встречаем вдруг воспоминания об увлечениях молодости («Тройка», 1929). Во время первой мировой войны Авилов впервые сталкивается с реальным, невыдуманным материалом батальной живописи. В эти годы он в качестве корреспондента различных журналов часто бывал на фронте. Но еще большее значение для художника имела жизнь в Сибири в первые годы после революции. Позже, в 1926 году, он написал ряд полотен, посвященных борьбе с армией адмирала Колчака.
В 1921 году Авилов возвратился в Петроград. Здесь он начал преподавать в Художественно-промышленном техникуме и одновременно экспонировать свои работы на выставках. В 1923 году Авилов вступил в Петроградский филиал АХР. В это десятилетие утверждается известность его как баталиста. Авилов не разделял устремлений Грекова сделать батальную живопись трезвым историческим документом. Ему казалось, что батальный жанр чужд прозы, что батальная картина должна увлекать своей необычностью и остротой внешних впечатлений.
На выставке «X лет Красной Армии» привлекает внимание его большое полотно — «Прорыв польского фронта под Казатином конницей Буденного в 1920 году» (1927). Эффектна композиция картины — лавина Красной конницы стремительно обрушивается сверху на окопы пехоты белополяков. Художник хочет увлечь зрителя динамикой боя. Но картина, говоря об определенных достоинствах мастера, указывала и на известную ограниченность метода его творчества. Особенно очевидна она в сравнении с картинами М. Грекова. Люди в работах Авилова зачастую играют роль стаффажа в общей композиции, некоторые излюбленные приемы построения нередко повторялись. Так, например, чрезвычайно часто в картинах Авилова мы видим эффектно расположенную справа или слева группу коней, которая концентрирует внимание зрителя.
Тематический диапазон его батальной живописи достаточно широк. Он обращался и к историко-революционным событиям, и к будням современной армии. Среди картин, созданных им в 1930-е годы, мы встречаем эффектные композиции «Танки на маневрах» (1934), «Выезд пулеметных тачанок на позиции» (1938). Явственно его стремление к импозантным декоративным решениям, здесь он чувствовал себя в своей стихии. Из более поздних работ мастера можно выделить написанное в суровые годы войны историческое полотно «Поединок Пересвета с Челубеем» (1943). Оно является очень характерным для понимания роли исторической живописи и ее задач в этот период. События далеких дней воспринимались остро и живо, вызывая аналогии с современными боями с фашистской нечистью, воспитывая чувство гордости за свой народ.
В последние годы жизни Авилов больше отдавал сил педагогической деятельности, нежели непосредственной творческой работе. Он был профессором Ленинградского художественного института имени И. Е. Репина. У него прошли школу многие из современных баталистов, хотя и трудно говорить о непосредственных продолжателях традиции мастера.


При цитировании гиперссылка обязательна.