В. В. Пукирев (1832—1890)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


В первой половине прошлого века село Лужники было одним из наиболее богатых торгово-ремесленных сел Каширского уезда Тульской губернии. Жители этого села издавна занимались чеканкой по металлу, резьбой и гравированием.
Когда крестьянский сын Василий Пукирев проявил особую сноровку в художественном ремесле, его определили в ученики к могилевскому мастеру-иконописцу. Спустя несколько лет счастливый случай помог, юноше попасть в Москву, где он в скором времени сумел поступить в Училище живописи и паяния. Успешно пройдя курс рисунка, Пукирев начал заниматься в классе портретной живописи С. К. Зарянко. От своего учителя он быстро перенял умение ювелирно выписывать детали, передавать предмет во всей его материальной конкретности. Окончив учебу, Пукирев получил звание свободного художника и был оставлен в Училище на должности преподавателя в рисовальном классе. В 1860 году Совет Академии художеств по представлению Училища утвердил Пукирева в звании академика за выполнение большого этюда «Девушка» и «во уважение искусства и познаний в художествах, доказанных исполненными работами по заданным Академией художеств программам и по другим известным трудам».
В 1862 и 1863 годах Пукирев исполнил много заказных портретов, обнаруживающих уверенную кисть мастера. Однако широкую известность художник получил, когда в сентябре 1863 года в Петербурге на очередной академической выставке появилась его картина «Неравный брак».
Эта картина была автобиографична. Художник изобразил в ней себя и любимую им девушку, которую родители насильно выдали за старого богатого сановника. В известной книге. В. Гиляровского «Москва и москвичи» сказано по поводу персонажей картины «Неравный брак»; «Этот старый важный чиновник — живое лицо. Невеста рядом с ним — портрет невесты В. В. Пукирева, а стоящий со скрещенными руками шафер, это сам В. В. Пукирев, как живой».
Картина «Неравный брак», в которую художник вложил волнение своего сердца, в ясной и понятной всем форме обличала не столько сластолюбивого старца, сколько тот общественный строй, при котором постыдное насилие над человеком не только узаконено, но и освящено религией. Тема и идейная направленность этой картины были неразрывно связаны с главными устремлениями передового русского искусства 60-х годов прошлого столетия.
На современников картина «Неравный брак» произвела огромное впечатление.
Образы ее были в такой мере у всех в памяти, что писатель Лесков в своем рассказе «На ножах» рискнул следующим образом описать сцену венчания: «Это была картина Пукирева «Неравный брак» только навыворот. Полная невеста Елена Дмитриевна Фигурина, в белом платье, стояла, прямо и смело держала свою свечу перед аналоем, а жених Иосаф Платонович опустился книзу, колени его гнулись, голова падала на грудь, и по щекам из наплаканных и красных глаз струились слезы, которые он ловил устами и глотал...»
Вокруг картины «Неравный брак» долго не стихала ожесточенная полемика в печати. Консервативная пресса стремилась обойти или завуалировать истинный смысл этого произведения. Передовая критика указывала, что подлинным его содержанием является «купля — продажа человека под видом брака». В. В. Стасов справедливо назвал «Неравный брак» «одной из самых капитальных, но вместе и самых трагичных картин русской живописи».
Академия художеств, уступая духу времени, была вынуждена признать высокое мастерство картины Пукирева и присудить автору звание профессора живописи народных сцен.
В последующие годы Пукирев написал ряд небольших картин, изображающих различные стороны жизни пореформенной России: «В мастерской художника» (1865), «Сбор недоимок (1869—1870), «Потрава» (1870), «Прием приданого по росписи» (1870—1871), «Строение железной дороги» (1870), «В приемной комиссионера» (1875—1876). Своим обличением социальных несправедливостей, своим горячим сочувствием обездоленным и угнетенным Пукирев был близок Невреву, Перову и другим художникам демократического направления тех лет.
Пукиреву было немногим более сорока лет, когда его могучее здоровье стал подтачивать тяжелый недуг — нервное расстройство, осложненное болезнью сердца. Вслед за этим пришла и нужда. Настало время, и больной художник потерял даже постоянный угол. В связи со смертью Пукирева в приложении к «Вестнику изящных искусств» был помещен небольшой некролог, написанный А. И. Сомовым. «Среди своих товарищей и учеников, — писал Сомов о Пукиреве, — он оставил по себе теплое и прочное воспоминание, а в истории русского искусства — блестящий, хотя и короткий след».


При цитировании гиперссылка обязательна.