А. И. Куинджи (1842—1910)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Имя Архипа Ивановича Куинджи по праву стоит рядом с именами лучших представителей реалистического направления в русской живописи конца XIX и начала XX века.
Сын грека сапожника из слободы Карасевка в Мариуполе, Куинджи провел безрадостное детство. С шести лет он осиротел. Он пас гусей, работал у подрядчика, затем служил мальчиком у хлеботорговца. И впервые прикоснулся к кисти, раскрашивая забор у знаменитого Айвазовского. Потом некоторое время занимался ретушерством, а в 1860—1861 годах приехал в Петербург, мечтая поступить в Академию художеств. Дважды сдавал экзамены и дважды проваливался. Лишь в 1868 году, написав картину «Татарская сакля», близкую по своему духу полотнам Айвазовского, Куинджи получил звание неклассного художника и в том же году был принят вольнослушателем в Академию художеств. Однако вскоре молодой художник оставил Академию и присоединился к передвижникам.
Работая в области пейзажной живописи, Куинджи уже в 1873 году создает свои первые значительные произведения: «На острове Валааме» и «Ладожское озеро». В духе, близком идейно-демократическому искусству передвижников, пишет он картины «Забытая деревня» (1874), «Чумацкий тракт в Мариуполе» (1875). Новый период творчества открывает его пейзаж «Украинская ночь» (1876), где впервые с полной ясностью проявилось новаторство Куинджи.
Передача эффектов освещения, несколько декоративная трактовка форм природы стали в творчестве Куинджи излюбленными приемами («После дождя», «Север», «Березовая роща», все 1879).
В 1880 году Куинджи написал самую прославленную свою картину — «Лунная ночь на Днепре». Картина была выставлена для обозрения в Петербурге, в помещении Общества поощрения художеств. Ее поместили в затемненном зале и направили на нее слегка зеленоватый свет. Современники вспоминают, что это было чрезвычайно впечатляющее зрелище: перед зрителями как будто находилась не картина в раме, а открытое окно, в которое вливалась торжественная тишина летней южной ночи. Фосфорическое мерцание лунного света и лунная рябь на поверхности Днепра были переданы с таким мастерством, что некоторые посетители выставки просили разрешения заглянуть за стенд, на котором висела картина, чтобы удостовериться, не написана ли она на стекле и не освещена ли сзади. О Куинджи стали сочинять легенды, будто он пишет свои пейзажи на перламутре, работает якобы найденной им «лунной краской». К сожалению, многие его картины потемнели, и мы их видим уже не такими, какими их создал автор. Особенно потемнела «Лунная ночь на Днепре». Купленная императорским двором, эта картина совершила кругосветное путешествие на фрегате, подверглась резким изменениям температуры и воздействию морских испарений.
В самый расцвет таланта и успеха Куинджи двери его мастерской закрылись для всех, даже для ближайших друзей. Последние тридцать лет жизни художник писал картины, но не выступал с ними перед публикой. Однако такой отказ от выставок, который сам Куинджи объяснял боязнью того, что дальше он не сумеет создать столь же прекрасные произведения, не был порожден желанием отойти от художественной жизни. Куинджи продолжал работать. В реформированной Академии художеств он возглавил пейзажную мастерскую, воспитывал таких интересных художников, как А. Рылов, К. Богаевский, К. Рерих, А. Борисов, В. Пурвит и другие. Свое большое состояние, заработанное неустанным трудом, Куинджи роздал нуждающимся людям, а часть средств завешал Обществу пейзажистов, которое впоследствии носило его имя.


При цитировании гиперссылка обязательна.