П. Д. Корин (1892—1967)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


В семье палешан Кориных наследственной была профессия иконописца. Когда Павлу Корину исполнилось одиннадцать лет, отец отдал его на учебу в местную казенную живописную школу. По окончании школы юноша стал работать в Москве в иконописной палате Донского монастыря под руководством художника К. П. Степанова.
В 1911 году Корин познакомился с М. В. Нестеровым и вскоре по его совету поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где стал заниматься в мастерской К. А. Коровина и С. В. Малютина. Однако прямым его учителем был М. В. Нестеров. Многолетняя близость с этим замечательным русским живописцем имела большое значение для творческого развития Корина.
В период гражданской войны Павел Дмитриевич Корин работал в бригаде, размножавшей «Окна РОСТА», участвовал в оформлении Октябрьских торжеств. За этим последовали годы упорной учебы, прежде всего у классиков. Уже первые самостоятельные работы Корина («Моя мастерская», 1925; портретные этюды) были отмечены глубиной проникновения в натуру. В эти годы художник охотно обращается к пейзажу. Начав с акварельных этюдов родных мест, он вскоре переходит к работе над большим панорамным полотном «Моя родина». Оставшись неудовлетворенным сделанным, Корин неоднократно возвращается к этой теме и создает окончательный вариант картины лишь в 1947 году.
С 1929 года Корин приступает к созданию этюдов для задуманной многофигурной композиции «Уходящая Русь. Реквием». В этой картине художник решил изобразить фанатически настроенных представителей русского духовенства и их сторонников, не могущих примириться с утерей церковью после Октябрьской революции господствующего положения в государстве. Работе над этюдами Корин отдал восемь лет. Каждый из них представляет собой завершенный монументальный портретный образ, поражающий силой художественного обобщения, глубиной и богатством внутреннего психологического содержания.
Большим событием в жизни Корина была встреча с А. М. Горьким, происшедшая в 1931 году. А. М. Горький высоко оценил самобытный талант художника. Благодаря помощи писателя состоялась первая поездка Корина в Италию. Будучи в Сорренто, Корин пишет картину-портрет, где изображает высокую, сутуловатую фигуру Горького на фоне Неаполитанского залива, далеких гор и неба, наполненного мягким рассеянным светом. Это полотно, завершенное уже в Москве на основе выполненных в Сорренто натурных этюдов, открывает собой целую портретную галерею выдающихся деятелей советской культуры, исполненную кистью блестящего живописца (портреты М. В. Нестерова, 1939; А. Н. Толстого, 1940; В. И. Качалова, 1940; Н. Ф. Гамалея, 1941; К. Н. Игумнова, 1941—1943).
Широкую известность получил созданный Кориным в строгих, несколько стилизованных формах триптих «Александр Невский» (1942—1943). Центром триптиха художник сделал изображение Александра Невского, возглавившего борьбу русских людей против иноземных завоевателей и разгромившего в 1242 году псов-рыцарей на льду Чудского озера. Чеканные формы фигуры этого древнерусского воина, закованного в железные латы, стоящего во весь свой могучий рост, олицетворяли мужество и силу народа, защищающего свою родину. Говоря о работе над триптихом, художник подчеркивал: «Я писал его в суровые годы войны, стремясь отразить непокорный, гордый дух нашего народа, который встал во весь свой гигантский рост».
Чувство монументальной формы, глубокое понимание синтеза архитектуры и живописи ярко определились в восьми мозаичных композициях Корина для станции Московского метрополитена «Комсомольская кольцевая», посвященных истории борьбы за свободу и независимость нашей Родины в период от Александра Невского до Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Этот цикл был удостоен в 1952 году Государственной премии. Кориным были созданы мозаики для станции метрополитена «Смоленская» (1953) и для актового зала Московского государственного университета (1952), а также оригинальные, запоминающиеся цветные витражи на станции метрополитена «Новослободская» (1951).
В послевоенной портретной живописи Корина выдающееся место занимает портрет старейшего советского скульптора С. Т. Коненкова. За групповой портрет народных художников СССР М. В. Куприянова, П. Н. Крылова, Н. А. Соколова (Кукрыниксов), а также портреты М. Сарьяна, Р. Симонова и Ренато Гуттузо Корину в 1963 году была присуждена Ленинская премия.
Живописной манере Корина были присущи сильные контрастные отношения, подчеркнутая силуэтность, динамическая напряженность форм. В портретах Корина 30-х и 40-х годов преобладали темные и черные тона. В сочетании с резко очерченным силуэтом они придавали изображению черты жесткости и холода. В портретных образах последних лет наблюдается смягчение строгого языка коринской живописи. И технику свою художник сделал более гибкой и мягкой, почти отказавшись от увлечения чернотами.
Превосходный знаток классического западного и древнерусского искусства, Корин в течение многих лет вел работу по научной реставрации живописи старых мастеров.
За заслуги в развитии советского изобразительного искусства Корин был удостоен звания народного художника СССР, избран действительным членом Академии художеств СССР.
Глубоко был прав С. Т. Коненков, когда писал: «Корин — лучший наследник прекрасных традиций русского искусства. Он истинно русский художник. Искусство Корина выдержало трудные испытания временем. Выдержало победно, оставив в сердцах современников заметный след. Корин всегда был и остается выразителем чистой правды в искусстве».


При цитировании гиперссылка обязательна.